Администрация

 

 

Администрация Муниципального образования город Ирбит
 
Официальный сайт moirbit.ru
 

 

Мы помним...

Великая Отечественная война в Советском Союзе не обошла никого. В каждом городе, в каждом населенном пункте, в каждой семье были те, кто воевал на фронте или ковал победу в тылу. Ну а после Великой Победы ветераны не менее усердно трудились, восстанавливая и развивая страну. В числе ветеранов есть и те, кто в разное время играл значительную роль в жизни нашего города. И сегодня именно о них наш рассказ –  Почетных гражданах города Ирбита.

 

Манжаров Владилен Федорович

 

Владилен Федорович Манжаров бессменный руководитель городского подразделения ГАИ на протяжении 26 лет, для многих ирбитчан он стал настоящим символом лучших качеств сотрудников Госавтоинспекции. Настолько, что фамилия его стала нарица­тельной для всех инспекторов дорожного движения.

Однако не многие даже в городе, с которым был связан самый долгий период жизни Владилена Федоровича, знают, что его судьба с самого детства являла собой пример мужества, вернос­ти принципам и служения Родине. Ведь еще в годы Великой Отечественной войны будущий милиционер, которому на тот моменты едва исполнилось одиннадцать лет, стал сыном полка.

 Родился Владилен в Тюмени 23 июня 1931 года. Судьба мальчика, как и у всех детей того времени, была непростой. Через несколько лет се­мья перебралась в Ирбит, где глава семейства работал директором лике­роводочного завода. Однако в кон­це 1930-х годов отца арестовали. А тяжелая болезнь унесла жизни стра­зу трех детей в семье.

Но, несмотря на тяготы жизни, он рос любопытным мальчишкой, осо­бенно тянулся к радиотехнике, ин­тересовался музыкой. Возможно, именно это и сыграло определяю­щую роль в его судьбе.

Когда в 1941 году началась Ве­ликая Отечественная война, Влади­лену только исполнилось десять лет. В августе 1942 года в Ирбите был сформирован 4-й стрелковый полк (в/ч 49481). Базировался он во дворе дома по улице Карла Маркса, где жили Манжаровы. Подросток общался с солдатами, возился с ло­шадьми. Так что в 1943 году его и еще одиннадцать мальчишек зачис­ляют музыкальный взвод этого полка. Командир музыкального взво­да Клейцман стал вторым папой для Владилена.

Из воспоминаний, написанных Манжаровым В.Ф.:

«Осенью 1944 года полк был пе­ребазирован под г. Тамбов на станцию Рада (12 км от города), где находился лагерь военноплен­ных. Будни солдата непросты. Мальчишки, воспитанники полка, наравне с бойцами рыли землян­ки, ходили в наряды, отрабатыва­ли свои умения на стрельбище. Все по-взрослому, да и детьми их тогда уже не считали: война…»

На войне маленьких не бывает, хотя мальчишкам было всего по 13- 14 лет. Все ребята очень старались преуспеть в военной науке. Почти все были отличниками в своем деле.

Победу воспитанники встретили там же под Тамбовом. Сразу после войны 6 сентября 1945 всех маль­чишек зачислили в Тамбовское ар­тиллерийско-техническое училище, где Владилен проучился почти год.

9 Июня 1946 года по собственно­му желанию из-за семейных обсто­ятельств Владилен Федорович был отчислен и убыл по месту житель­ства, то есть в Ирбит.

Однако годы, проведенные вдали от дома, тем более в условиях воен­ного времени, успели отложить свой отпечаток на характер молодого че­ловека, его взгляды на жизнь. Решительность, смелость, трудолюбие, терпеливость и терпимость, коммуникабельность и толерантность, ответственность, умение быстро принять правильное решение, сделать нужный выбор — вот небольшой перечень качеств мальчишки, из которого, как показала жизнь, вырас­тет человек с большой буквы.

Однако до службы в силах правопорядка было еще далеко. Почти двадцать лет Владилен Манжаров проработал на автоприцепном заво­де электромонтером. Свободное же время он посвящал настолько разнообразным увлечениям, что сегод­ня только диву даешься: увлекался радио, обучался на оружейного мастера самолетов в ДОСААФ, зани­мался спортом (лыжи, мотоспорт, копье, коньки, легкая атлетика), по­казывая хорошие результаты, выез­жая на областные соревнования.

Много времени Владилен Федо­рович уже тогда уделял обществен­ной работе. Многие годы руково­дил заводской народной дружиной по линии ГАИ, затем возглавлял об­щественный Совет автоинспекторов города и района. Нео­днократно, уже в то вре­мя, он поощрялся руко­водством Ирбитским ОВД и областного управления. Так, в ноябре 1959 года он был награжден Почет­ной грамотой МВД РСФСР за активную ра­боту по обеспечению бе­зопасности движения, в январе 1960 года — за до­стигнутые успехи в борь­бе с аварийностью на дорогах.

На заводе Владилена ценили как хорошего спе­циалиста. В 34 года Манжаров решил сменить рабочую спецовку на милицейский мундир.

И, тем не менее, уже че­рез полгода он был назна­чен начальником ГАИ.

На тот момент личный состав отделения состоял из шести человек. И это при том, что функции ГАИ города Ирбита распространя­лись в то время и на Байкаловский район. В круг обязанностей сотруд­ников входили учет и регистрация транспорта, выдача техпаспортов, гос­номеров, приемом экзаменов. Они контролировали работу водителей на линии, разбирались с ДТП, оформля­ли первичные материалы.

Большое внимание уделялось и пропаганде безопасности дорожного движения. Инспекторы выступали в коллективах, автохозяйствах, школах, детских садах, техникумах, активно работали с местными СМИ: газета­ми «Восход» и «Знамя Победы».

Не засиживался в кабинете и Владилен Федорович. Он постоян­ный гость в трудовых коллективах, на совещаниях директоров школ, августовских педсоветах, конферен­циях, в детских коллективах. При нем и под его руководством органи­зовывались соревнования «Волшеб­ное колесо», создавались и работа­ли отряды ЮДМ, ЮИД. Не зря именно на базе Ирбита неоднократ­но проводились соревнования юных инспекторов движения области.

Именно Владилен Федорович на должный уровень поставил работу спецдружин по безопасности движе­ния, внештатных работников ГАИ, ДНД предприятий.

Столь активную работу оценило и областное руководство. По итогам 1968 года отделение ГАИ Ирбитского ОВД заняло первое место среди подразделений ГАИ Свердловской области. Лучшим оно было признано и в 1969 году, и еще неоднократно.

В 1986 году Владилен Манжа­ров, как один из лучших начальни­ков Госавтоинспекций области, был приглашен в Москву на «круглый стол», который проводился в редакции газеты «Сельская жизнь» и в Главном Управлении ГАИ СССР. На совещании Манжаров, как представитель Урало-Сибирского региона, выступил перед все­ми представителями министерств и ведомств, критиковал дорожни­ков за плохое содержание и ре­монт дорог, сельхозтехнику — за плохую подготовку трактористов, в том же духе отозвался и о меди­цинских службах, школах ДОСААФ, образовательных школах, где нет программ по изучению ПДД с детьми, о слабом финансировании
и снабжении средствами регулировки дорожного движения. На это совещание были приглашены только четыре работника ГАИ со всего Советского Союза, слово было предоставлено именно Манжарову, и его выступление, критические замечания были приняты и поддержаны.

Правильно говорят, что если человек талантлив, то он талантлив во многом. По воспоминаниям коллег, за что бы Манжаров ни брался — все горело в его руках. Работал на совесть, проявляя уникальные педагогические способности, занимался спортом, музыкой, пел, отлично танцевал, он трижды избирался депутатом городского Совета депутатов трудящихся, был секретарем партийной организации отдела внутренних дел, председателем товарищеского суда чести
старшего офицерского состава Ирбитской зоны.

Выйдя на заслуженный отдых, Владилен Федорович вновь занялся общественной работой. Он много лет был председателем правовой комиссии городского Совета ветеранов, членом общественной приемной администрации города, проводил большую работу с подрастающим
поколением.

И работа Владилена Федоровича не осталась неоцененной руководством ведомства и города.

За период службы в силах правопорядка Владилен Федорович Манжаров награжден медалями «За безупречную службу», «Ветеран труда», «За трудовую доблесть», «За доблестный труд”,
«В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и «50 лет милиции», знаками «За отличную службу в МВД», «Отличник милиции», ему было присвоено звание «Специалист-наставник». За 26 лет только руководством ГУВД он поощрялся девяносто семь раз.

И после выхода на заслуженный отдых вновь теперь уже за большую общественную работу почетные гра­моты, благодарственные письма, зна­ки Почета — это признание его зас­луг, это благодарность человеку ак­тивной жизненной позиции, челове­ку с большой буквы.

Так что решение депутатов город­ской думы Ирбита о присвоении Владилену Федоровичу звания «По­четный гражданин города Ирбита» на этом фоне выглядит закономерным. И хотя многие, собравшиеся на ми­тинге, приуроченном к открытию па­мятной доски на здании городского отдела ГИБДД, поговаривали, что ре­шение запоздало на десять лет (а именно столько с нами нет Владиле­на Федоровича), председатель Сове­та ветеранов сил правопорядка Ири­на Олейник отметила, что срок — это не главное. Главное, что человека, жившего для своего города, болевше­го душой за его настоящее и буду­щее, помнят и ценят.

10 ноября 2017 года на здании муниципального отдела МВД России «Ирбитский» состоялось открытие мемориальной доски в честь Владилена Фёдоровича Манжарова — начальника отделения ГАИ, почётного гражданина города Ирбита.

 

 

 

Серков Алексей Андреевич

 

Алексей Анд­реевич родился 13 мая 1923 года в деревне Малая Серкова Байкаловского района. Выпускник Ирбитской средней школы № 1 в дра­матичном сорок первом. Призван на защиту Отече­ства 9 сентября. Оренбург, тогда город Чкалов. Тоцкие военные лагеря в Орен­бургской области, дорога на фронт через Куйбышев, Москву, Клин, Калинин до разбитой при воздушных налетах станции Бологое. Трехмесячные курсы млад­ших лейтенантов в Высшем Волочке. С мая 1942 г. — командир второго огнево­го взвода полковой бата­реи; орудия калибра 76 мм.

Полный адрес: Северо-Западный фронт, Первая Ударная армия, 397-я стрелковая дивизия, 447-й стрелковый полк.

1 января 1943 г. назна­чен командиром батареи.

За плечами — Орловско-Курская дуга, бои в Бе­лоруссии, на Украине, в Прибалтике. Орудия чаще всего на прямой наводке, при пехотной цепи. С по­зволения командира полка сам пять раз ходил в разведку: топографические карты читал без запинки, охотничьи навыки успел обрести до войны.

30 октября 1944 г. вторич­но ранен, контужен: немец­кий снаряд разорвался перед самым орудием. Лечился в Ирбите. Полк уже без комба­та Серкова освобождал Вар­шаву, форсировал Вислу, Одер, вышел на Эльбу.

После госпиталя, выздо­ровления направлен на по­лугодичные курсы командиров в Кострому. Во время учебы вместе с другим ка­питаном, Гордеевым, коман­дирован в Москву для участия в историческом параде Победы 24 июня 1945 года ассистентом при знамени Третьего Ленинградского артиллерийского училища. С окончанием курсов назна­чен в Прикарпатский воен­ный округ, там — в город Жме­ринку заместителем начальника шта­ба артиллерийского полка. С расформированием пол­ка в 1946-м году получил заманчи­вое, казалось бы, предложе­ние поступать в военную академию. Предпосылки к тому лучше не надо: 23 года, капитан, пять боевых орденов, в том числе Алек­сандра Невского… Предпо­чел армейской жизни обыч­ную, вольную, вернулся с женой Ириной Михайлов­ной в Ирбит.

Алексей Андреевич стал директором школы ФЗО №28 строительного профи­ля в 1948 году. В 1950 году он был избран депутатом городс­кого Совета. С 9 ян­варя 1951 года- ответственный секретарь исполкома город­ского Совета, заместитель предсе­дателя исполкома-1958 год. Председателем исполкома городского Совета стал в 1965 году. Началась череда нескончаемых забот. Мощение улиц, на которых автомашины обычно тонули, —  Советской, Кирова, Комсо­мольской, Карла Маркса, Ос­тровского, Ленина… Возве­дение Северного моста че­рез реку Ирбит и Восточно­го — через Ницу. Строитель­ство гостиницы, водопрово­да, канализации, газоразда­точной станции, многого дру­гого. За образцовую работу отмечен орденами Трудово­го Красного Знамени, «Знак Почета».

Заведующий хозяй­ственным отделом облис­полкома (1977).

Подготовил «Воспомина­ния» без помысла издать их —  для детей Владимира и Веры, внуков Алеши, Ирины, Ани. Хранил книгу «Дорога­ми войны», написанную, по­даренную ветеранами род­ной дивизии. В ней — при­знательные строки и об его батарее.

Алексей Анд­реевич был умелым, грамот­ным руководителем, вся его жизнь была направле­на на благо человека, на воспитание в нем лучших качеств, общечеловеческих и патриотических. Чуткий, отзывчивый Алексей Андреевич пользовался людским ува­жением и авторитетом.

27 августа 1978 года Алексей Андреевич награжден званием «Почетный гражданин города Ирбита».

Он был прекрасным се­мьянином, заботливым и любящим отцом, дедом, человеком необычайно ду­шевной теплоты, отзывчи­вости, бескорыстия, тру­долюбия, порядочности.

Умер 24 августа 2002 года.

 

 

Устинов Виталий Федорович

 

Что же мы за люди такие… Живем, дышим, что-то делаем, кого-то любим. А тот кто-то, добрый, достойный, неповторимый, вдруг уходит из жизни. И… пустота. Безысходность. Стоишь у могилы и понимаешь, что это не страшный сон, не чья-то глупая шутка, что теперь ты будешь жить дальше, только без этого человека. Почему же мы при его жизни не сказали и сотой доли тех добрых слов, которых он заслуживает, и говорим только тогда, когда он нас уже не слышит. Ведь мы же знали, как он жил, созидал, кого любил, знали и молчали. А сейчас уже ничего нельзя изменить.
В первых числах ноября не просто друзья, коллеги, родственники, а город провожал в последний путь Виталия Федоровича Устинова. Именно – город. Так как в истории старого Ирбита едва ли был еще человек, столько сделавший для его развития за годы работы в должности первого секретаря горкома комсомола и горкома партии. В областном комитете КПСС, «благословляя» его на партийную работу, сказали: «Ты один отвечаешь за все в этом городе!» Так было. И он отвечал – целых шестнадцать лет.
Виталий родился (1931 год) и вырос (вернее – подрос) в простой многодетной семье в деревне Малая Речкалова. Седьмой класс уже заканчивал в городе, в первой школе. Потом было медицинское училище, совсем немного поработал по специальности и был призван в Красную Армию. Службу проходил в Приморском крае, участвовал в военных действиях в Северной Корее. Об этом факте его солдатской биографии долгое время не знали даже близкие родственники. Нельзя было об этом говорить.

После демобилизации его пригласили на работу в аппарат ГК ВЛКСМ. В своих воспоминаниях Виталий Федорович писал, что ему повезло начинать комсомольскую деятельность с Сашей Куклиновым – воспитанником Ирбитского детского дома № 4, интересным, творческим, умеющим вести за собой молодежь, человеком. (Александр Степанович Куклинов: в 17 лет - учитель начальных классов, воспитатель в родном детдоме; завотделом кадров и оргработы Ирбитского ГК ВЛКСМ, через несколько месяцев – секретарь по пропаганде и агитации, с августа 54-го – первый секретарь; через полтора года – главный идеолог обкома ВЛКСМ, первый секретарь; 1965 - завотделом пропаганды и агитации ЦК ленинского комсомола; советник советских посольств в Гвинейской и Французской республиках, генеральный консул Советского Союза в Марселе (Франция); инструктор Международного отдела ЦК КПСС, заведующий сектором печати Отдела пропаганды, заместитель Управляющего делами ЦК КПСС).
«Сейчас вспоминаю и удивляюсь, как нам, зеленым юнцам, удавалось так много делать…», - писал в своих воспоминаниях Виталий Федорович. В активе его и его друзей-единомышленников – формирование отрядов на стройки заводов железобетонных изделий (сам не однажды сопровождал до места), на целинные земли не только на уборку урожая, но и на постоянное место жительства, несколько лет подряд эти молодежные отряды после митинга в парке под музыку духового оркестра ночью шагали на вокзал, поднимая весь город от сна. При закладке парка имени сорокалетия ВЛКСМ организовывали работу тысяч ирбитчан, созданный ими штаб работал круглосуточно.

Строительство первого спортзала в городе; проведение праздников спорта на стадионе в «Сосновой роще», который не вмещал всех желающих посмотреть эти мероприятия; строительство лагеря в деревне Гуни для школы-интерната; укладка вручную «шашки» на улицах Кирова и Революции; художественная самодеятельность; ежегодные праздники пионерии 19 мая на площади имени В.И. Ленина с обязательным выездом к пионерским дружинам на белом коне (позднее – на ГАЗ-69) принимающего парад – это все комсомолия Ирбита. Наверное, все то, чему он научился в комсомоле, и стало определяющим в его дальнейшей жизни и деятельности. Как молодого перспективного работника Виталия направили на учебу в Высшую партийную школу (ВПШ) на очное отделение. Оказалось, учиться очно – большая роскошь, он нужен был в городе, и его после второго курса отозвали, доучивался уже заочно. В Ирбите был избран секретарем партийной организации стекольного завода, и здесь, оказалось, парторг тоже «отвечает за все». Даже… Вспоминают ветераны завода Н.Ф. Жилина, А.И. Колмакова, Ф.И. Моисеева, В.Я. Елохина:

- Он был очень человечный. Принимал участие во всех, проводимых на заводе мероприятиях, не только как организатор: и на лыжах с нами, и в походах, и на «картошке», и в художественной самодеятельности…
- Помню, как «возил» нас в Свердловск на фестиваль песни…
- Помню, как мы с ним выискивали работающих на заводе подростков, не имеющих элементарного образования, проводили с ними собрания, убеждали, заставляли учиться в школе рабочей молодежи...
В 1967 году В.Ф. Устинов был избран первым секретарем Ирбитского горкома КПСС и проработал в этой должности 16 (!) лет. Это были годы наиболее бурного развития города, его второе рождение, превращение из провинциальной «слободы» в настоящий цивилизованный, индустриальный центр. Руководители города (горком партии и горисполком) не делились на контрольный и исполнительный органы, они работали в одной связке, по-современному – тандеме, но (повторюсь!) он один отвечал «за все». В то время экономика была плановой. Прежде, чем начать что-то строить, надо было не только добиться включения в план, «выбить» денежные средства, но и получить «добро» на дальнейшее развитие города в ЦК КПСС. Сколько раз за эти 16 лет Виталий Федорович (часто – вместе с тогдашним председателем горисполкома Алексеем Андреевичем Серковым) выезжали в Москву, на практике решали эти вопросы в правительстве, различных министерствах и ведомствах, Госплане!
Именно в эти годы в городе началось асфальтирование дорог, озеленение улиц. К людям «пришла» вода, появились водоразборные колонки, наконец, отменили бирочки-талончики, по которым наливали воду в бидоны и ведерки на колодцах. Была создана канализационная система и построены городские очистные сооружения. Деревянный мост через реку Ирбит и паром через реку Ница заменили железобетонные мосты. СЭС, Центральная городская больница и поликлиника, комбинат бытового обслуживания, швейная фабрика, автобаза, строительное управление из старых, неприспособленных, часто дореволюционной постройки, зданий перебрались в новые корпуса. Расширялись, модернизировались, реконструировались мотоциклетный, химико-фармацевтический,
автоприцепный, стекольный заводы. Особая забота партийной и советской власти – обеспечение горожан местами в детских садах и благоустроенным жильем. Старый центр города начал застраиваться многоэтажными домами, началось активное освоение территории Пушкаревой горы. Сделать все это можно было только при наступательной, принципиальной позиции ГК КПСС и его первого секретаря. А так же при умении сплотить руководителей предприятий и организаций в одну команду единомышленников, убедить их в необходимости общей заботы о развитии города, о его людях. Как пример, была разработана и принята программа отселения жителей из затопляемой зоны. Наиболее крупным предприятиям города предлагалось построить по одному-двум жилым многоквартирным домам на горе.
Все это – наиболее крупное, главное, видимое в деятельности Виталия Федоровича. Но ведь неотъемлема и забота о развитии спорта, поднятии культуры, улучшении образования, обеспечения нормального досуга, наконец. До всего было дело нашему партийному секретарю. Он умел общаться с людьми, никому не отказывал в приеме, разговаривал так, что человек, даже при отрицательном ответе на его просьбу, уходил без обиды в сердце. А если уж что-то обещал, обязательно делал.
Особая страница в его деятельности – воспитание молодого поколения, доброжелательная ненавязчивая опека комсомола, умение найти среди актива достойных стать членами партии. Комсомольскую работу он знал не понаслышке, всегда был в эпицентре бурной деятельности комсомолии в пятидесятые годы. И в праве, не только по обязанности, но и по опыту работы, был давать деловые советы своим молодым единомышленникам.
Многие работники аппарата горкома КПСС, прошедшие школу Устинова, получившие идейную закалку с ним рядом, стали достойными людьми нашего общества, руководящими работниками, продолжателями его дела.
Сегодня наше общество несколько видоизменилось. Там и тут довольно часто руководители разных уровней стараются «урвать» для себя побольше от общего «пирога» без всякой совести. Он же, будучи уже первым секретарем, имея в семье двух дочерей, получил благоустроенное жилье: две комнаты с подселением в трехкомнатной малогабаритной квартире. Проблемно в те годы было приобрести легковой автомобиль, но горкому партии областной комитет машины выделял регулярно. Он не покупал себе машину, по той причине, что «этому нужнее». И только в последние годы своей партийной работы, после дружеской критики своих друзей («Ты о чем думаешь, ведь уйдешь с этой должности, и ничего не получишь!») приобрел свой первый и последний автомобиль – желтую «копеечку».
Во многом, благодаря деятельности Виталия Федоровича, город Ирбит в честь своего 350-летия в 1981 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а мотоциклетный и стекольный заводы орденами «Знак Почета». Первоначально в документах на награждение города к юбилею предполагался орден «Знак Почета». Но где-то там, «вверху», решили по-другому, и город получил орден более высокого
достоинства, да еще и два завода были отмечены. Его коллеги вспоминают, как он радовался этому обстоятельству.
Родина по достоинству оценила вклад самого Виталия Федоровича в развитие города, вручив ему ордена Трудового Красного Знамени и «Знак Почета», многие медали.

В 2008 году решением городской думы ему было присвоено звание «Почетный гражданин города Ирбита». Заслуженно и по праву.
Виталий Федорович был хорошим мужем, заботливым отцом и любящим дедом.
Он заслужил добрую память своих земляков, товарищей по работе, родных и близких людей.

                        По поручению друзей Виталия Федоровича по комсомольской юности, товарищей по работе, единомышленников, а также Почетных граждан города Аникина В.К., Воложанина Н.И., Зыряновой Г.А., Фоминцева В.К., Карпова А.А. подготовила Галина МОСУНОВА.

 

 

Человек и его дело

 

Александр Михайлович Бирюков более 40 лет, с 1949 по 1990 годы, возглавлял Ирбитский Дом пионеров и школьников, ныне Центр детского творчества. Его жизнь - это пример беззаветной преданности человека своему любимому делу – делу всей жизни, делу ради людей и для людей, делу, в которое вложена душа человека. Патриот Ирбита, Почетный гражданин города, заслуженный работник культуры, депутат Ирбитского городского Совета депутатов трудящихся, педагог с  большой буквы  и просто удивительный человек.

Детство и юность будущего педагога мало отличаются от судеб сверстников: «…родился 16 января 1921 года в деревне Ольховка Знаменского совета. Отец Бирюков Михаил Фадеевич работал в колхозе им. Свердлова – ударник производства, но по ложному доносу был репрессирован 1937 году. В 1953 году был оправдан из-за отсутствия состава преступления.  Мать – Бирюкова Ирина Иларьявна, до 1938 года работала в колхозе бригадиром овощеводов, а затем жила вместе с сыном. Учился Александр в Знаменской семилетней школе, окончил ее ударником в 1936 году, вступил в ряды ВЛКСМ, поступил учиться в Ирбитский педтехникум. Закончил два курса и поехал работать в Пишуковскую школу учителем. В 1938 году был  избран секретарем первичной комсомольской организации. В декабре 1938 года по приказу ОблОНО был переведен на работу в г. Серов учителем, в школу № 18, заочно продолжал учиться в педучилище, и в июле 1940 года сдал все зачеты за 3-й курс.

В августе этого года переехал в Ирбит, и призван в Красную Армию, в авиацию, оставлен до особого вызова. Вынужден был работать на пивзаводе массовиком и зав. клу-бом, где организовал хороший коллектив самодеятельности.

В июле 1941 года был мобилизован на службу, и направлен в школу летчиков в 101 эскадрилью в г. Стерлитамак. Научился летать на самолете У-2. В июле 1942 года был направлен в Энгельское училище пилотов, где освоил самолеты Р- 5, СБ, ПЕ - 2 – пикирую-щий бомбардировщик. С октября 1942 г. по февраль 1943 г. служил на обслуживании поле-тов дивизии ночных бомбардировщиков ДБ – 3ф, которые летали на Сталинград.

В 1944 году вступил в члены КПСС, в декабре 1945 года окончил училище в звании младший лейтенант, в декабре был демобилизован и приехал в Ирбит.

Городской комитете КПСС направил работать в Детский дом № 2  завучем и воспита-телем 3 и 6 классов. Молодой специалист сразу проявил себя как грамотный  педагог. Дети в те послевоенные годы были трудные, и уже к лету 1946 года Александр Михайлович сумел сдружить ребят в единую семью, исправить учебу. А летом все вместе работали на подсоб-ном хозяйстве детского дома заготовляли сено, дрова, грибы, ягоды. В августе 1947 года Детский дом закрыли, детей перевели в разные детские дома Ирбита, Александр Михайло-вич был направлен учителем и старшим вожатым в мужскую школу № 4 города Ирбита.

Творческая биография педагога продолжалась и стремительно развивалась. В этой школе Александр Михайлович создал ансамбль песни и танца, несмотря на то, что были од-ни мальчики, в составе 100 человек. Много времени уходило на репетиции и выступления. В 1948 году, на городском смотре художественной самодеятельности ансамбль занял 1 место и стал известен в городе и районе. С постановкой танцев помогли балетмейстеры Вера Николаевна Фундуй и Михаил Романович Мазай.

В сентябре 1949 года Бирюков А.М. был избран председателем правления Дома учи-теля и директором Дома пионеров, открытого в Ирбите в 1947 году. Согласившись на руко-водство, будущий директор Дома пионеров прежде всего набрал контингент детей, основу которых составили его артисты из школы № 4, 21 человек детского коллектива Дома пионе-ров, и вскоре добавились ещё 20 девочек. Так было положено начало ансамбля песни и танца Ирбитского Дома пионеров. Своим  официальным Днем рождения кружковцы считают  20 апреля 1950 года  выступление с первым отчетным концертом ансамбля, посвященным Дню рождения В.И. Ленина.

В ансамбль входило 3 хора, танцевальные коллективы, оркестр.        Танцевальными коллективами руководили Михаил Романович Мазай и  Вера Николаевна Фурдуй (впослед-ствии Мазай), а потом, с 1958 года  их ученик – Александр Алексеевич Ситников.

За большую общественно-полезную работу ансамбль песни и танца в 1961 году был направлен ЦК ВЛКСМ в лагерь «Артек», где за участие в  Международном детском фести-вале  присвоено звание лауреата и вручено 65 золотых медалей его лучшим исполнителям.          В 1962 году ансамбль песни и танца дал 40 концертов в колхозах и совхозах нашей области. В 1963 году ансамбль  достойно защитил честь города на фестивале ВДНХ  СССР, который проходил  на площадках павильонов ВДНХ в Москве. Юные ирбитчане привезли в родной город  диплом Выставки и награды, а руководители и лучшие исполнители- именные награды. Участники хора и хореографического коллектива дали в Москве девять концертов, в том числе в Колонном зале Дома Союзов и на Интервидении.

1967 год принес коллективу звание лауреата Всесоюзного фестиваля детского творче-ства в Волгограде. Наградой стал теплоходный круиз Пермь-Волгоград-Пермь, сопровож-давшийся не только отдыхом, но и выступлениями 100 кружковцев. В памяти тогдашних воспитанников остались и поездка в Сочи, с посещением озера Рица. В 1971 году ансамбль был вновь награжден ЦК ВЛКСМ путевкой во Всероссийский пионерский лагерь «Орленок». Самые активные и ответственные воспитанники  ансамбля 45  дней отдыхали и выступали в этом лагере.     Уже в 1972 году за выдающиеся заслуги в воспитании подрастающего поколения  А.М. Бирюкову было присвоено звание «Почетный гражданин города Ирбита».

В 1983 году кружковцы Дома пионеров были награждены поездкой в город Ленин-град. В 1984 году  ансамбль удостоен премии Свердловского Областного комитета ВЛКСМ. В 1985 году за творческие успехи во Всесоюзном смотре Ансамбль песни и танца Ирбитско-го Дома пионеров получил высокую награду – диплом Всероссийского хорового общества и памятную медаль.

Параллельно с созданием Ансамбля, был создан театральный коллектив «Смена», который пользовался большой славой в Ирбите.   Елена Ивановна Гагарина, Лидия Ивановна Удинцева, Александр Петрович Александров, Леонид Захарович Леонидов, Павел Николаевич Розанов, Анна Леонидовна Ушакова руководили в разное время коллективом юных ак-теров.  Вялкова Светлана Степановна, в прошлом воспитанница кружка, после окончания педагогического училища в 1975 году, сама пришла в любимый Дом пионеров, руководить театральной студией, и вскоре появился интересный репертуар  у коллектива с интересным названием «Ковчег». За эти годы сменилось  несколько сотен ребятишек. Был  поставлен не один десяток спектаклей, игровых программ, литературных композиций. Кузницей кадров для Ирбитского драматического театра имени Островского называют иногда театральный коллектив «Ковчег». И хотя коллектив не ставил перед собой  обязательной цели вывести всех  своих воспитанников на профессиональную  сцену, руководители неизменно радова-лись за каждого воспитанника, чья судьба переплеталась с искусством. Несомненно, воспи-танники театральной студии получали много необходимых для жизни качеств – уверенность, умение делать логические выводы, расширять кругозор, способность проявлять свои творческие способности, играть, и в игре познавать внутренний мир своих героев.

Архивные документы из фондов Государственного архива в городе  Ирбите свидетельствуют и о работе других интересных коллективов: радиокружок, кружок «Умелые руки»,  наряду с кружками и студиями художественного творчества открылись и технические: авиа-и судомоделирования. В 1975 году был создан еще один коллектив - хоккеистов. Старшим тренером работал Юрий Андреевич Черлат.  К 1990 году число занимающихся возросло до 1200 человек, а коллектив  педагогов почти до 50.

В 1990 году Александр Михайлович вышел на заслуженный отдых, но сидеть дома, занимаясь домашними делами, было не в его характере, но он продолжал трудиться художественным руководителем хоровой студии. В 2001 году, к своему 80-летнему юбилею Александр Михайлович сделал Центру детского творчества бесценный подарок – создал музей его истории, где сам проводил экскурсии.  Стенды и альбомы, подготовленные для того события, и сейчас составили основу постоянной экспозиции музея. Много сил, энергии и собранных в процессе руководства материалов, использовал Александр Михайлович для подготовки музея. Но самую главную задачу  – осветить вехи истории любимого учреждения, Александр Михайлович выполнил, как и все остальные свои начинания, очень качественно.

В том же, 2001 году  был создан хор из бывших выпускников  60-70 годов,  с красивым названием «С песней по  жизни!». Этот коллектив  по сей день существует, и радует пожи-лых ирбитчан,  Центр социальный помощи пенсионерам своим разнообразным классическим репертуаром, акапелльным пением, созвучием красивых голосов. Это не случайно, все участники хора  владеют профессиональными вокальными навыками, многие из них – педагоги музыкальной школы. Сами хористы с огромным удовольствием посещают занятия хорового коллектива и всегда спешат на встречу с песней и со своей молодостью: они понимают, что эти встречи создают настроение, дают необходимую энергию, дают возможность  общаться,  поздравлять именинников с днем рождения, участвовать в концертах.

И как они сами говорят, приходят сюда «не просто петь, а увидеть глаза друг друга, услышать сердца и настроиться на добрый лад. Это общение скрашивает нашу жизнь».

Сегодня в Ирбите и других городах нашей страны в сфере культуры работает множество его учеников, перенявших от своего учителя любовь к детям. Они горды, что были воспи-танниками замечательного талантливого педагога, который отдавался начатому делу  без остатка. Все в деле воспитания детей было важным – и воспитание хорошего исполнителя, и не менее важным – воспитание личности гражданина. В первую очередь воспитывалась лю-бовь к семье,  малой Родине, которая с возрастом перерастала в любовь к Родине и своему выбранному делу. Не важно, как судьба раскидала по миру выпускников Бирюкова А.М., важно, что все они, с теплотой в сердце, помнят своего Великого учителя, и ту часть жизни, которую провели рядом с ним и вместе с ним в изнурительных репетициях, концертах с ан-шлагами и поездках по нашей красивой стране. Они и по сей день хранят память о своем наставнике – Человеке с большой буквы. Подтверждение тому – искренние пожелания в по-здравлениях и почтовых открытках, воспоминаниях, встречах.

         Ирбитский Дом пионеров и школьников, ныне Центр детского творчества, детище Бирюкова Александра Михайловича  будет жить всегда.

 

Автор: Н.В. Палтусова

 

 

Учитель, фронтовик, почетный гражданин…

 

Детство Вениамина Яковлевича Буланова было обычным, как у многих мальчишек. Родился он в 1922 году в деревне Булановой. Крестьянский труд с детства был ему не в диковинку. Увлекался рыбалкой. Катался на самодельных лыжах и коньках. Закончив четыре класса в сельской школе, продолжил учебу в ирбитской школе № 4. После окончания семи классов поступил в Ирбитское педагогическое училище.

Именно училище сформировало его мировоззрение. Здесь он активно занимался спортом: лыжами, легкой атлетикой, имел по этим видам спорта первый разряд. Хорошая физическая подготовка очень помогла в жизни. Выпускной вечер, когда учащихся ИПУ назвали учителями начальных классов, прошел 21 июня 1941 года. Назавтра началась война.

Шестеро спортсменов сразу же пошли в военкомат, чтобы добиться отправки на фронт, хотя никому из них еще не исполнилось восемнадцати лет. Направили призывников в Ульяновское военное училище связи. Лицом к лицу с войной Вениамин Яковлевич встретился на Курской дуге, прибыв на фронт 5 июля 1943 года. Трудностей у связистов, а молодой солдат стал связистом проволочной связи, хватало. Связь, несмотря на бомбежки и артобстрелы, должна была быть бесперебойной.

24 июля 1943 года, когда советские войска пошли в наступление, Вениамин Яковлевич подорвался на противопехотной мине, но, несмотря на это, сумел обеспечить связь. Награжден за этот подвиг медалью «За отвагу».

В звании сержанта и помощника командира роты Вениамин Яковлевич прошел свои военные дороги: форсировал Днепр, Днестр, Дунай. Его тринадцатая армия освобождала Украину, Венгрию, Австрию, Чехослова¬кию. Окончание войны Буланов встретил со своими однополчанами в трид¬цати километрах от Праги.

Наград у него немало, кроме ордена и медалей, есть грамота от Верховного Главнокомандующего, Генералиссимуса Советского Союза И. В. Сталина, семнадцать благодарностей от него же за отличные боевые действия. Но самой большой наградой для Вениамина Яковлевича Буланова стало участие в параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 года. Ему выпала высокая честь нести знамя 128-го гвардейского Изяславского орденов Богдана Хмельницкого, Александра Невского батальона связи.

Вот как сам вспоминает об этом знаковом событии  Вениамин Яковлевич:

-  В конце мая 1945 года нам стало известно, что в Москве на Красной площади будет проведён парад Победы. Для участия в нём отбирали наиболее отличившихся в боях. Кроме наличия боевых заслуг и наград, обращали внимание на выправку и рост.

Помню, как тепло и торжественно, под звуки духового оркестра отправлял нас на Родину чехословацкий народ.

- На советской территории нашему взору представилась страшная картина разрушения, сожженные города и села. На полях проводились весенне-по¬левые работы. В плуг были запряжены коровы, а то и сами пахари. Таким был финал войны...

 - В Москву мы прибыли 10 июня. Две недели усиленно готовились: учились заново ходить строевым шагом - за войну и этому разучились. Пройти по Красной площади требовалось чеканя шаг, в ряд по восемнадцать человек. В этот день на нас смотрел весь мир. Самым счастливым, самым памятным днем в моей жизни был день парада Победы - 24 июня 1945 года. От каждого фронта на парад приглашалось по одному сводному полку в составе тысячи человек, не считая командиров. Такой сводный полк представлял все виды и рода войск.

-   В Параде участвовали десять сводных фронтовых полков и один сводный полк Военно-Морского флота при 360 боевых знаменах. На парад также вышли военные академии, училища и войска Московского гарнизона. Шествие открывало Знамя Победы, реявшее над Рейхстагом в Берлине.

- С утра 24 июня в Москве моросил дождь, но настроение наше было боевым, приподнятым. В 10 часов под бой кремлевских курантов из Спасских ворот на белом коне выехал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Навстречу ему на вороном коне - командующий парадом Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. В центре площади они встретились и под звуки военного оркестра начали объезд войск. На поздравления полки отвечали ликующим «Ур-а-а!»

- И вот 1400-трубный оркестр грянул «Славься, русский народ» М. Глинки. Г.К. Жуков поднялся на трибуну Мавзолея и от имени и по поручению Советского правительства произнес краткую речь о значимости и величии Победы.

- Торжественный марш сводные полки совершили в том порядке, в каком располагались наши фронты - с севера на юг. Первым - полк Карельского фронта под командованием маршала К.А. Мерецкова. Причем каждый полк шел под свой марш во главе с командующим фронтом. За ним - шеренга командующих армиями, далее - знаменосец со штандартом названия фронта, две шеренги знамённой группы. Знамённые роты, шедшие во главе сводных полков, пронесли мимо Мавзолея имени В.И. Ленина 360 боевых знамен, овеянных славой Великой Победы. Сводные полки привезли с собой в Москву много знамен разбитых соединений врага, в том числе даже личный штандарт Гитлера.

- На парад было вынесено только двести гитлеровских знамен. Вражеские боевые реликвии несла специальная рота. Под бой и треск барабанов эти знамена были брошены к подножию Мавзолея.

- Парад продолжался два часа. А дождь так и не прекратился. Зато вечером пришла яркая солнечная погода. На Красной площади гремели военные оркестры, под марши которых на брусчатке мостовой начались танцы. Москва ликовала. Небывалым по красоте зрелищем был и праздничный салют, завершивший этот памятный день.

Но оказалось, что война не отпустила солдата. После парада Победы его отправили на Дальний Восток. 53-я армия, входившая в состав Забайкальского фронта, была направлена в Монголию. Дальнейший путь лежал через безводную пустыню Гоби и горы Большого Хингана. Вышли в тыл японской Квантунской армии. Военные действия начались в ночь с 8-го на 9 августа и закончились 3 сентября 1945 года капитуляцией Японии.

По приказу И. В. Сталина фронтовика Вениамина Яковлевича Буланова, как учителя, демобилизовали в первую очередь. В Ирбит он прибыл в декабре 1945 года, а уже перед Новым годом пришел в родное училище. Его приняли на должность преподавателя физического воспитания.

Педагогическое училище было лидером в спортивной жизни Ирбита. Среди учебных заведений его учащиеся первенствовали в лыжных гонках, легкой атлетике, гимнастике. Вениамин Яковлевич и сам продолжал активно заниматься спортом.

Новый этап жизни для него начался в 1948 году, когда поступил на физико- математический факультет Ирбитского учительского института. Учился, про¬должая работать. В 1951 году В. Я. Буланов получил диплом об окончании института под номером один и был назначен заведующим учебной частью школы №11. Уже через год стал ее директором. Трудностей хватало. Школа начала функционировать в 1950 году, нужно было создавать педагогический коллектив, внедрять кабинетную систему...

В 1961 году впервые в городе был построен школьный спортзал, фундамент для которого вручную выкопали родители.

Активно работал весь коллектив учителей и учащихся. Помогали и шефы: коллективы водочного завода (директор А. И. Воробьев), пивоваренного завода (директор В. Е. Диденко).

Среди семилетних школ одиннадцатая была в авангарде всех начинаний. Она занимала первые места в спорте, туризме, сборе металлолома. Спортивный инвентарь покупали только за счет средств, полученных от сбора металлолома и макулатуры. Из этих же средств были закуплены десять швейных машинок для уроков домоводства.

За плечами Вениамина Яковлевича руководство в течение 32 лет школами № 11,3, ПТУ-интернатом.

После выхода на пенсию В. Я. Буланов сразу активно включился в работу городского совета ветеранов войны и труда, взял на себя важное направление - патриотическое воспитание школьников

В 1982-1984 годах, уже будучи на пенсии, В. Я. Буланов работал инструктором по гражданской обороне при исполкоме горсовета. Судьба подарила Вениамину Яковлевичу две встречи с прославленным маршалом Победы Г. К. Жуковым. Первый раз встреча произошла на параде Победы 24 июня 1945 года, когда Г. К. Жуков принимал   парад. Второй раз - в Ирбите, куда Георгий Константинович приехал на встречу с ирбитчанами как их кандидат в депутаты Верховного Совета СССР. В. Я. Буланов выступил на предвыборном собрании, проходившем в родном учительском институте, призывая земляков проголосовать за Г. К. Жукова. Речь, которую он составил для выступления, была утверждена в горкоме партии без изменений.

В 1986 году Вениамин Яковлевич побывал на родине Георгия Константиновича, в селе Жуково (бывшая деревня Стрелковка) Калужской области, посетив мемориальный музей великого полководца. Именно ему вместе с П. Н. Силкиным, председателем районного совета ветеранов в те годы, было доверено снять покрывало с памятника Г. К. Жукову при его открытии в Ирбите в 1994 году.

20 июня 2005 года Вениамину Яковлевичу Буланову было присвоено звание «Почетный гражданин города Ирбита».

 

Автор – составитель: Л.В. Кизерова

 

 

По - прежнему в строю

 

С фронтовой фотографии на меня смотрит молодой сержант-артиллерист Василий Яковлевич Волков. Не груди у него боевые ордена  и медали. И вот эти награды я рассматриваю воочию, находясь в гостях у Василия Яковлевича Волкова. На пиджаке выходного костюма блестят ордена Славы второй и третьей степеней, Отечественной войны второй степени, Красней Звезды и Красного Знамени, медаль «За отвагу».  Медалей гораздо больше, чем запечатлено на снимке военных лет. За годы, прошедшие с того па¬мятного сорок шестого года, когда для Василия Яковлевича закончилась война, к военным наградам прибавились юбилейные памятные медали и еще одна — «За трудовое отличие».

Вот что написал он в своей автобиографии:

- Я - Волков Василий Яковлевич родился в 1921г. в деревне Волково Ирбитского района Свердловской области, в семье крестьянина, занимался сельским хозяйством.  В 1934 г. я окончил 4 класса неполной средней школы в  деревне Волково, а потом стал работать в колхозе.  В  1940 году  был призван в Красную армию, с 1942 по 1945 гг. участвовал в боях  Великой Отечественной войны, 5 мая 1942г.   был  легко ранен в  правое  бедро, 12 августа 1944г. легко ранен в грудную клетку.

В 1946г. был демобилизован. В 1946г. поступил работать на  ирбитский химфармзавод  в качестве аппаратчика в цех СП, где работаю по настоящее время. Был принят  во  Всероссийскую коммунистическую партию большевиков в  1943г.

Отец умер в 1943г. в деревне Волково. Из родственников  за границей никто не проживает. К судебной ответственности никогда не привлекался.

Уроженец  деревин Волковой Ирбитского района Ва¬силий Волков прошел по военным дорогам всю Россию. И это не оговорка. Начал он свой солдатский путь с Дальнего Востока, где проходил срочную службу. В тяжелейшем сорок втором году подал рапорт  с прось¬бой направить в действующую армию. Его просьбу удовлетворили, и попал он в стрелковый полк, в артил¬лерийскую батарею, приданную этому полку. Боевое крещение получил в деревне Анино Орловской обла-сти. Деревни, как таковой, не было, но стрелковый стоял насмерть, отстаивая эту русскую деревню, пядь нашей советской земли. Здесь Василий Яков¬левич получил первое ранение. До сих пор он носит в своем теле осколки — память о войне.

Смоленск, Витебск, Вильнюс, Каунас... Список городов, в освобождении которых принимал участие В. Я. Волков, можно продолжать и продолжать. Его фото-графии есть во многих школьных музеях Ирбита. Не¬сколько лет назад появились они и бережно хранятся у красных следопытов Вильнюса и Каунаса. За участие в освобождении этих городов Василий Яковлевич был награжден орденом Славы второй степени. Освобож¬дая Восточную Пруссию от фашистов, дошел В. Я. Волков до Кенигсберга. И здесь его солдатский путь сделал поворот на Дальний Восток. Вот и получается, что прошел сержант Волков всю Россию,

Громил японских оккупантов в Манчжурии. И только в 1946 году вернулся он на ирбитскую землю. Наступила мирная жизнь, в которой солдатская доблесть и геро¬ическое военное прошлое отошли на второй план, и нужно стало повседневно и добросовестно трудиться. И этот переход от военной службы к мирному труду был, наверное, для солдата долгожданен. Семь лет он нес нелегкую ратную службу, и немудрено  отвыкнуть от гражданской жизни. Но и на трудовом фронте не уронил своей чести Василий Яковлевич.

Теплого местечка не приискивал. Поступил на ирбитский химфармзавод аппаратчиком на ответственную стадию сульфохлорида в производстве норсульфазола.

Аппаратчица Валентина Михайловна Глубоковских вспоминает:

- Василий Яковлевич отличался своей дисциплинированностью. Я была тогда секретарем партийной организации. И знаю, как добросовестно выполнял он разовые партийные поручения. Нам, молодым, с ним было легко работать. Тогда движение наставников не было развито, но в смене, если приходил новичок, ставили именно к нему, Спокойный, доброжелательный и требовательный, он был настоящим наставником молодежи. На партийных собраниях мне нравились его выступления. Всегда с деловыми предложениями. Недаром избирался и членом бюро горкома партии.

Такие отзывы я услышала и от теперешнего секретаря партийной организации цехе №4 Анны Ефимовны Коневой:

- Выйдя на пенсию, Василий Яковлевич погрузился в общественную работу. Пять лет он возглавлял  совет по работе в микрорайоне № 29, что прилегает к химфармзаводу. Этот совет организовывал на агитплощадке «Сирень», что по улице Чехова, праздники улицы, лекции, выступления художественной самодеятельности. Причем совет всегда готовил агитплощадку к работе своими силами. Делали ремонт, готовили наглядную агитацию. Затем Василий Яковлевич возглавил товари¬щеский суд в микрорайоне. Кроме того, не раз выполнял он поручения горкома партии и горисполкома.

И еще есть одно неофициальное поручение, которое Василий Яковлевич с присущим ему беспокойством ду¬ши выполняет. К нему часто обращаются участники и инвалиды Великой Отечественной войны с просьбами и предложениями, считая его своим полноправным представителем. С этими просьбами и предложениями он бывает в военкомате, бывает на приеме в городском комитете партий и горисполкоме. Не без его участия была организована, встреча ветеранов войны с партий¬ными и советскими руководителями города, где фрон-товики смогли высказать свои просьбы, получить от¬веты на многие вопросы. Радовался тогда Василий Яковлевич за своих боевых товарищей, но и понимал, что город еще не в состоянии выполнить все их поже¬лания. И поэтому он продолжает эту работу, стремясь всей душой к тому, чтобы ушли из нашей жизни недостатки, чтобы хорошел и рос наш город, почетным гражданином которого он является.

 

Автор – составитель В.Я. Дергачев

 

 

 

Яков Львович Герштейн - певец земли Ирбитской

 

Главным делом  жизни  Якова Львовича Герштейна - талантливого педагога, писателя, краеведа и Почетного гражданина города Ирбита - стало изучение истории города и его окрестностей.  По правде сказать, наш город  не был ему родным, забросила его  в Ирбит Великая Отечественная война. Уроженец города Славута Хмельницкой области Украины, в 1942 году он оказался на ирбитской земле, ставшей для него второй родиной.  Отсюда он ушел на фронт в звании младшего лейтенанта.  На границе с Восточной Пруссией был тяжело ранен и вернулся в Ирбит инвалидом второй группы. Ратный путь отмечен медалями «За отвагу», «За победу над Германией», орденом «Отечественной войны второй степени».

     Затем была учеба на географическом факультете Свердловского педагогического института и в Ленинградском институте имени А. И. Герцена.

    Свою педагогическую деятельность в Ирбите Яков Львович начал  в школе №1. Уже с первых лет работы у него появилась страсть к краеведению. За многие годы учительства он обошел с ребятами все окрестности Ирбита.   Под его руководством в школах № 1, 3, 13, где

Это был одаренный  педагог, и потому встречи с ним стали яркими страницами в жизни его учеников. Историю родного края и своего Отечества его воспитанники изучали не только на уроках географии. Незабываемыми  для его учеников  стали путешествия по уральскому краю. Они  ходили  пешком и сплавлялись на лодках до устья реки Туры, путешествовали зимой на лыжах до Туринска и Артемовского, летом на велосипедах до Свердловска.

Яков Львович любил не просто путешествовать и открывать новые места и людей, но и постоянно собирал накопленный богатый материал и обменивался опытом с коллегами. Им опубликовано множество статей в различных газетах и журналах: от «Географии в школе» до  «Уральского следопыта».

Интересной и увлекательной была работа Якова Львовича с ребятами из краеведческого кружка по созданию «Краеведческого атласа Ирбитского района» и «Путеводителя по району», позднее переработанного в книгу «Ирбит и его окрестности». Идея создать краеведческий атлас своего района возникла у него  в 1956 году, когда Я.Л. Герштейн работал преподавателем географии в средней школе № 1.

Большая работа была  проведена по вычерчиванию планов дореволюционного Ирбита и современного города. На карте были обозначены исторические и революционные памятники, на полях плана наклеивали фотографии этих объектов. Работа над остальными картами представляла большие трудности. Экономико-географической, зооботанической, полезных ископаемых, распространения лекарственных растений, палеонтологической и археологической карт Ирбитского района вообще не существовало. Над составлением этих карт пришлось много потрудиться лучшим краеведам школы. Всего в краеведческий атлас вошли 18 карт и планов.

Все указанные маршруты пройдены Я.Л. Герштейном в разное время с разными группами ребят. Им был собран интересный материал в дневниках, альбомах и книгах. Это был первый в Свердловской области краеведческий атлас и путеводитель. Сегодня Атлас хранится в ирбитском Историко - этнографическом музее. Педагогический талант Якова Львовича Герштейна был отмечен медалью "Заслуженный учитель школы РСФСР" и знаком "Отличник народного просвещения".

Самая первая книга «Ирбит», изданная в 1959 году, была написана Я.Л. Герштейном в соавторстве с В.Н. Бойко. В ней рассказывается о появлении русских людей на исконной территории племен ханты и манси, о предреволюционных бунтах, о первом подпольном социал-демократическом кружке, о Гражданской войне, о революции, о первых революционных годах, об Ирбите накануне войны и о вкладе города и жителей в Победу над фашизмом.

«Не только за рубежом... но и у нас в стра¬не многие сейчас не знают, что это за город —

 

Ирбит», -  так начинается вторая книга Герштейна «Ирбит» (1977 год), изданная в соавторстве  с  Алексеем  Ивановичем  Смирных. В отличие от предыдущей книги, писательский  талант Я.Л. Герштейна проявился более ярко. В книге показаны важнейшие события из жизни города. Например, в разделе «День нынешний»  объединены очерки о любви к дому, об образовании, о культуре и культурных мероприятиях, о спорте и др. Эта глава была дополнена и в переиздании в 1981 году.

В своей первой «самостоятельной» книге «Ирбит и его окрестности» (1995 год) Яков Львович впервые затрагивает тему географии города в главе «На карте области». Рельеф, полезные ископаемые, климат, водные ресурсы, почвы, растительность, животный мир, охрана природы, памятники природы. Огромный материал! Впервые появляются страницы, посвященные истории улиц и зданий: Екатеринбургская,   Судебная, Александровская, Пермская.   Немногие ирбитчане знают, что это современные улицы Орджоникидзе, Кирова, Советская, Карла Маркса.   Яков Львович в этой книге впервые предлагает туристические маршруты, которые могут привлечь в Ирбит  путешественников.

 «Тридцатилетний, по крупицам, сбор материалов воплощен в содержательной книге, интересной читателям разных возрастов... Тем, кто читал прежние книги Якова Львовича Герштейна об ирбитских местах, и тем, для кого нынешнее издание будет открытием в прикосновении к родным истокам». Такое предисловие дает журналист Л. Полищук к изданию «Край наш ирбитский» (1998   год).    В   разделе «Взгляд через столетия» предлагаются версии происхождения названия «Ирбит», биография первого ирбитчанина Ивана Шипицына, история  гербов  города. «Шаги истории нашей» информируют об истории ирбитского казачества, истории образования, о детской беспризорности, о православии Ирбитской земли, о первом «Ярмарочном листке», об истории населенных пунктов Ирбитского района.

В своей шестой книге «Город на Нице» (2000 год) Яков Львович рассказывает о том, как Ирбитская слобода получила статус города. А в разделе «Под знаменем истины и добра» повествуется об истории народного образования в крае. Впервые появляются очерки о литературной жизни Ирбита.

Свою последнюю, седьмую книгу Я. Герштейн, к сожалению, не увидел. Она вышла в 2008 году, спустя четыре года после его смерти. Более  сорока  биографий выдающихся жителей Ирбита помещено в главе «Замечательные люди Ирбитского края». Несколько страниц в книге посвящены истории здравоохранения в Ирбите. Уделено внимание трагическим годам коллективизации и массовых репрессий 1937 года. Автор также поместил в книге биографии ирбитчан,  которые своим мужеством приблизили Победу в Великой Отечественной войне.

В 1996 г. за огромный вклад по изданию краеведческих книг об Ирбите Я.Л. Герштейну была присуждена первая  Муниципальная премия им. И.И. Акулова в номинации «За лучшую литературную работу». В 2005 году в Ирбите была  учреждена отдельная премия для краеведов его имени.

Яков Львович сыграл настолько большую роль в изучении прошлого Ирбита, что последняя четверть XX века в ирбитоведении может быть названа его эпохой. Он интересовался седой древностью, участвовал в археологических раскопках; исследовал события и далекого прошлого, и еще недавних дней; занимался географией, историей и этнографией ирбитского края. Его интересовало все.  Я.Л. Герштейн был универсалом. Именно такой человек и мог выполнить миссию, которую судьба отпустила ему — сдвинуть «камень» в изучении прошлого Ирбита, крепко застопорившегося с конца 20-х  годов XX века. Земляки же отметили его вклад в сохранение городской истории званием Почетного гражданина города Ирбита.

Пройдет время,  забудутся многие из находящихся на слуху ныне фамилий. Но навсегда останется память о Якове Львовиче Герштейне – бескорыстном подвижнике и неустанном популяризаторе прошлого и настоящего ирбитского края.

 

Автор - составитель  Е.С. Потапова

 

 

Всегда на переднем крае

 

Война одела добровольца Венедикта Ефимовича Горева в шинель рядового бойца. Он встал на защиту Москвы. Храбро дрался под Орлом, Сталинградом, на Перекопе. В сорок четвертом фронтовая судьба увела его далеко на запад, в Карпаты. Здесь В. Гореву, уже офицеру связи штаба армии, довелось вое¬вать бок о бок с чехами.

Разведка донесла:         освобожден город Всетин. Проверить сообщение поручили трем офицерам. В их числе был майор Горев. По шоссе машина прошла благополучно. За поворотом дороги, ведущей в город, услыхали пулеметные очереди. Остановились. Майор Горев обратился к подполковнику:

- Разрешите выяснить обстановку.

Побежал к балке, из которой, велась стрельба. Оказалось, к городу подошла группа партизан-чехов. Но из Дома на окраине били крупнокалиберный пулемет и миномет. Партизаны залегли в балке. Советскому офицеру несказанно обрадовались значит, помощь совсем рядом. Горев узнал, что в группе больше двадцати человек. Командир партизанского отряда Пэтро (Петр) - русский, бежавший из фашистского плена, был с группой. Он сообщил: город грабят фашисты, на машинах удирают, оставляя для прикрытия засады. Отряд наткнулся на одну из них.

Выбить немцев из домика оказалось делом нелегким. Горев вернулся к машине, доложил обстановку, взял у шофера автоматный диск, гранаты — и в балку. Пулеметную точку, подавили, устремились в город. Горев впереди, рядом с Пэтро. Местные жители подтвердили: «Немцев немного. Хотят мост взорвать». Кинулись к мосту, снимая заслоны. Фашисты не ожидали столь быстрого появления чехов, отстреливаясь, на ходу заскакивали в машины. Мост взорвать они не успели. Благодарные жители города подхватили Горева, его новых товарищей, подбросили высоко над головами,

        Как-то Венедикт Ефимович прочитал в «Правде» заметку о встрече командира партизанского отряда, первым ворвавшегося в город Всетин, с чешской девочкой Пэтрой, названной так в его честь. Теперь Петр, рассказывалось в заметке, живет в Сибири, он директор школы. Он  не сомневался, что это тот самый командир, с которым однажды свела его фронтовая судьба.

      А  вот что вспоминает Г.В. Лешкова о своем отце:

- Отца, Горева Венедикта Ефимовича,  помню примерно года с пятидесятого.  Он в офицерских сапогах, галифе, гимнастёрке. В шкафу лежат скрипучая  портупея, новенькая, из светло - коричневой кожи кобура, майорские погоны, висит шинель, на кителе боевые ордена и медали. 

Уже 21 июня 1941г. отец  пришёл в военкомат записаться добровольцем. Ему было   двадцать девять лет.   После краткосрочных курсов  и присвоения звания лейтенанта  был направлен на фронт под Москву. В декабре 1941 в боях под Москвой  был ранен и контужен. После боя долго лежал на снегу. Когда вернулось сознание,  увидел  чёрное ночное небо с яркими звёздами. Где - то были слышны голоса и скрип снега под ногами. Это наши  бойцы искали раненых.   Повезло, его нашли.

Отец награждён тремя боевыми орденами: Отечественной войны 1  и 2  степени, чехословацким орденом «Великий военный крест», медалями  «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», чехословацкой — «За взятие Дукельского перевала». Чехословацким Военным крестом он был награждён за вылет на лёгком самолёте «кукурузнике» на территорию в районе Венгерских  Татр, занятую группировкой  противника, которая вела длительные оборонительные бои и отказывалась сдаться. С самолёта он разбросал листовки, в которых предлагалось сдаться и давалось обещание сохранить жизнь. Самолёт обстреляли,  но лётчик  дотянул до своих.   Группировка сдалась в плен.  Войну отец закончил в Праге. Его часть была выведена в Грузию. Ему, заместителю начальника оперативного отдела штаба армии, было предложено направление на учёбу в академию имени Фрунзе. Но он вернулся в Ирбит.

В пятидесятых годах по поручению профкома АПЗ он искал по Ирбитскому району помещение  для пионерского лагеря. Нашёл живописное место у Белой горы, где в заброшенном кирпичном здании ватной фабрики после ремонта был открыт  пионерский лагерь и дача для дошкольников. Отец стал первым его директором.

В последние годы занимался музеем АПЗ и сбором материалов об автоприцеповцах, погибших на войне.

Его отец, Горев Ефим Венедиктович, был членом РСДРП с 1904г., участником революционного движения в Украине. После Октябрьской революции работал начальником железнодорожного депо. Идеи социальной справедливости, как и характер настоящего коммуниста, были заложены им в сыне.

Отец был членом пионерской организации Украины с момента её создания, а затем и комсомольской. До войны отец шефствовал над ребятишками детского дома. В день получки, как рассказывала мама, он покупал кулёк конфет, пряников и относил в детский дом.

Венедикт Горев приехал в Ирбит после окончания Фастовского машиностроительного техникума в 1932 году. Школа - завод готовила тогда рабочих для Уралмаша. Горев преподавал в ней. Под его руководством собирались первые советские багеры — машины для добычи торфа.

Партия всегда в трудные моменты обращалась к народу. В пятидесятые годы она позвала коммунистов на подъем сельского хозяйства. 30 тысяч членов партии поехали ставить на ноги слабые колхозы. В их числе В. Е. Горев, заведующий отделом горкома партии. Он выбрал самый отсталый в районе колхоз «Пламя».

На колхозном собрании его не хотели выбирать председателем. Не верили посланцу из города. Проголосовали только после того, как один из колхозников, работавший раньше на автоприцепном, сказал: «Верьте Гореву, люди!»

Приметил он как-то: на станции удобрения лежат давно, гибнут. Горев к начальнику станции:

- Добро ведь пропадает. Разреши повозить.

Возили не одну ночь. Запаслись к весне. Истощенная земля щедро отплатила за подкормку. Осенью радовались урожаю. Особенно удалась кукуруза - лучшая в районе.

Колхозники не верили, получая заработанное: по два килограмма зерна, по полтора рубля деньгами. В десять раз больше, чем три года назад. Есть чему удивляться и радоваться!

Передовиков чествовали в драмтеатре. Гореву вручили медаль «За трудовую доблесть» и премию — офицерский дубленый полушубок. Три года проработал в «Пламени» Венедикт Ефимович, два года — секретарем партбюро в «Завете Ильича» после укрупнения колхозов.

И снова вернулся на завод, без которого не мог. Как работал? По-прежнему увлеченно. Орден Октябрьской Революции просто бы так не вручили.

8 мая  1975 года после полудня на заводской площади открывали обелиск не вернувшимся с войны заводчанам.  В тот день,  Елькины, потомственные рабочие автоприцепного, были озабочены:

- У Горева спину пересекло, а открытие обелиска сегодня. Неужели не встанет? Это ведь он хлопотал об обелиске. Сколько труда и сил вложил!

    Венедикт Ефимович встал, возглавил колонну на торжественном марше. Женщина рядом с нами говорила соседке:

- Посмотри на Горева, какой бодрый! Не берут его годы!

На всю жизнь запомнил юный В. Горев отцовские слова: «Живи, сынок, честно. Будь всегда нужным людям. Не проживи жизнь зря».  Сын выполнил отцовский наказ.

30 апреля 1973 г. Венедикту Ефимовичу Гореву было присвоено звание «Почетный гражданин город Ирбита» за жизнь, прожитую на переднем крае.

 

Автор – составитель Г.Л. Уфаркина

 

 

Белые журавли памяти

 

Константин Алексеевич Кайгородов родился в деревне Менщикова Еланского района. В семье было семеро детей. Без отца остался в девятилетнем возрасте. Мама, красивая, добрая, ласковая, одна поднимала детей. Старшего брата мобилизовали на работу на металлургический завод, среднего с сестрами — на лесозаготовки. Мама с Костей в доме осталась одни: тихо, холодно и голодно… В школу бегал с холщевой сумкой за пять километров. Когда от голода перебрались в город к брату, в школе обижали потому, что деревенщина, что в рваной одежонке. В классе робел, краснел, говорить не мог, из-за этого оставили на второй год. И самым большим счастьем было возвращение в родную деревню, где знающий его учитель перевел сразу в четвертый класс. После окончания семилетки старший брат пытался пристроить Костю на металлургический завод в Надеждинске (Серове) чернорабочим. Хотя эта должность ничего хорошего не сулила, наш герой готов был работать, чтобы выжить. Но, гуляя по городу, из любопытства зашел в металлургический техникум и его… приняли, хотя вступительные экзамены дав­но закончились. Видимо, директору понравился ответ Кости на вопрос, кем он хочет быть: «Хочу быть директором завода». И он учился, взах­леб, проходил производственную практику на том самом заводе в Надеждинске, преддипломную — на Сталинградском. Узнал запах горящего железа и масла, грохот и обжигающий жар прокатного стана.

Диплом техника в кармане, жизнь впереди, но началась война. Настойчиво обивал пороги военкомата с заявлением: «Прошу снять «бронь»!». С трудом, но своего добился. И вот команда «По вагонам!». Пехотное училище в Сарапуле с холодными казармами, боевыми тревогами, боями, маршбросками. Последнее торжественное построение, на петлицах лейтенантские «кубики», в кармане приказ: на Западный фронт! Молодые офицеры до Москвы добирались на пароходе

Принимающий их полковник, человек, понимающий и проницательный, приказал зачислить наших нарушителей в гвардейский полк. У Кости в то время все было впервые: разведка боем в составе роты автоматчиков на 144 километре шоссе Москва-Минск; ближний бой с немцами, прорвавшимися к штабу полка; первая смерть сослуживца… Он увидел солдата, который стоял, прислонившись к стене… без головы. Во время долгой и трудной обороны осваивал навыки разведки, ходил в тыл врага, терял друзей и ждал наступления. А когда оно началось, силы все еще были неравными. Зубами держались за каждый клочок земли. После первого ранения лечился в Москве, а по излечении был направлен в Подольск на курсы, которые готовили командиров стрелковых рот. Уже в звании старшего лейтенанта летом 1944 года участвовал в широкомасштабной операции «Багратион» по освобождению Белоруссии в составе 4 Белорусского фронта, в том числе в форсировании Немана, снова впервые, в качестве командира роты. Потери были огромные. Как мог, поддерживал моральный дух подчиненных. «Продержись! — просил комбат старшего лейтенанта Кайгородова. Не продержался. Полоснула автоматая очередь. На самолете его эвакуировали из полевого медсанбата в Орехово-Зуево. Решение консилиума врачей безжалостно: ампутация! Но лечащий врач — пожилая еврейка — уверенно заявила: «Он выкарабкается!». Лежал на больничной кровати, а перед глазами стоял солдат, опытный уже пулеметчик, награжденный орденом Славы, почувствовавший перед тем самым боем свою смерть: «Последний час дышу…». Костя вы­карабкался, но на фронт больше не попал. Какое это счастье, оказывается, возвращаться домой, и какая боль, ведь инвалид.

Обосновался в Елани, начал работать в военкомате. Но ранение давало о себе знать. Именно в это время в его жизни появляется Шура, Александра Николаевна, тогда еще Шестакова. Первый раз он увидел её в окно, хрупкую, красивую, с косой, уложенной вокруг головы. Константин, то ли от обиды, что ранен, то ли от желания самоутвердиться, оказался не в самой подходящей компании. Шура же запала ему в душу. Однажды подошел познакомиться, а руку и сердце предложил после того, как она и ее сестра просто помогли ему во время очередной тяжелой болезни. Не сразу согласилась. На ее отказ с обидой сказал: «Девушки ищут женихов здоровых, да с большими звездами на погонах. А я все­го лишь старший лейтенант, инвалид, хромой, больной, никому не нужный…» «Неправда!» — промолвила девушка. Поймал ее на слове, а вече­ром пришел свататься. Мама встретила его с ухватом, но он не отступил, зато с папой общий язык нашел. Поговорили они, как фронтовик с фронтовиком. Хотя вопрос и был решен положительно, мама долго не признавала жениха с подмоченной репутацией. И молодые решили уехать. Добрались до полуразрушенного тогда Симферополя. До отчаяния пытались найти работу. Константина Алексеевича приняли в Крымский облисполком, позднее и Александру Николаевну — тоже. Жильем обеспечили, сначала дали проходную комнату, потом побольше. Словом, обживались, кое-что приобретали в дом. Константин Алексеевич тогда, да и, в общем-то, всю жизнь, работал добросовестно, с полной самоотдачей. Его выдвинули на комсомольскую работу, избрали первым секретарем Центрального райкома ВЛКСМ Симферополя.

Но судьба в очередной раз устроила им проверку на прочность. У Константина начались сильные головные боли, он не переносил крымскую жару. Надо менять климат, а значит возвращаться на Урал. Не сразу, но все-таки сумели поступить на работу на мотозавод, Александра — экономистом, а Константин горкомом КПСС был направлен комсоргом завода. Комсомольскую организацию пришлось практически создавать за­ново: налаживать учет, подбирать актив, сплачивать ребят в одну команду. Не сразу все получалось. Но он справился. Завод рос, развивался, становился солидным предприятием, и в этом существенный вклад комсомольской организации с ее первым секретарем. В тридцать лет Константин Алексеевич был переведен в кузнечный цех технологом. Трудно вживался в работу грохочущего, чадящего, черного цеха. Но опять победил. Следующий поворот в его биографии был неожиданным. Секретарь парткома вызвал к себе и утверждающе сказал: — Будешь редактором многотиражки.

Опять все впервые, все с начала. Учился делать газету с первой строчки. И снова у него получилось. Семь с лишним лет он был редактором (плюс два года на общественных началах). До последнего дня существования того мотоциклетного газета была боевой трибуной заводского коллектива. И это его заслуга. Общий стаж работы Константина Алексеевича на предприятии более тридцати лет. Он был начальником ОТЗ, заместителем начальника ОТК.

Александру Николаевну на заводе заметили, ее добросовестность и грамотность оценили, перевели старшим экономистом в ПЭО. Затем она возглавила бюро цен. Работа эта очень ответственная и сложная. Надо было рассчитать трудоемкость, расценки каждой операции, составить калькуляцию на каждое изделие, начиная от маленькой шпильки до мотоцикла в целом.

Ответственность в работе, домашние заботы, постоянное перенапряжение сделали свое дело. В своей жизни она несколько раз стояла на самом краю, тяжело болела. Врачи разводили руками. Она сумела победить болезнь потому, что не могла оставить без своей поддержки мужа, своих дочек и внуков. Девочки ее — Оля и Галя — выросли, получили образование, создали свои семьи, подарили бабушке и дедушке трех внучек и внука. Да и растут правнуки, два мальчика и три девочки. Жизнь продолжается.

Среди множества орденов и меда­лей за войну, за труд Константин Алексеевич главной наградой считает гвардейский знак, а Александра Никола­евна всю жизнь хранила коробочку с рукоделием (пяльца, канва, нитки мулине), врученную ей в пятом классе в Свердловском дворце пионеров, куда ее, единственную из Елани, за активную общественную работу отправили на новогоднюю елку. Семьдесят лет вместе. Всякое было. Сегодня же Константин Алексеевич говорит: «Я всем в этой жизни обязан Шурочке. Мы живем долго только потому, что наш главный девиз — доброта. И этому меня научила жена. Нельзя делать людям зло и причинять боль». А она рассказывает, что до семидесяти двух лет во сне кричал, поднимал в атаку свою роту.

Хорошо, что сегодня их двое, что они не расстаются, что со всеми бытовыми проблемами управляются сами. Из-под пера Константина Алексеевича вышли три книги: «Белые журавли памяти». «На круги своя…», «Жить любя…» — размышления о времени и о себе с посвящением: «Уважаемой супруге Александре Николаевне».

 

 

НАРОДНЫЙ ДИРЕКТОР

 

     23 августа 2013 года исполнилось 9О лет  Владиславу Козимировичу  Костевичу. За годы существования Ирбитского мотоциклетного завода его возглавляли многие опытные управленцы,  но только о В.К. Костевиче  впереди него бежала добрая слава как о народном директоре.

      Именно благодаря таким бескорыстным и преданным  делу  руководителям, сегодня люди,  возможно, сожалеют об утраченном  времени.  Когда человек приходил во власть не за тем, чтобы  потешить амбиции, выстроить карьеру или за личным обогащением, а чтобы  максимально честно делать порученную работу, стремясь при этом существенно облегчить жизнь людям.

      В Ирбит выпускник Алтайского института сельскохозяйственного машиностроения Владислав  Казимирович  приехал по распределению в августе 1951 года. Немногие на мотоциклетном знали тогда, а тем более теперь, что за его плечами была Великая отечественная война  - о себе молодой специалист,  позднее – руководитель разного  уровня рассказывать не любил, награды даже по праздничным  дням практически не надевал.  Между тем  Владислав родом из села Бурхун  Булунского района Иркутской области, с 1940-го  по 1942-й учился  в Иркутской школе военных техников, в  Черниговском военно-инженерном училище. Служил  в 94-й стрелковой дивизии 3абайкальского фронта. А военную службу закончил в 1946-м помощником командира взвода 8-й гвардейской воздушно-десантной бригады 1-й  воздушно-десантной армии.

Семью Костевичей (супругу Елену, выпускницу Иркутского сельскохозяйственного института, сыновей  - четырехлетнего Сережу и двухлетнего Витю) поселили в общежитии барачного типа. Оба трудились на мотоциклетном:  Елена Алексеевна – инженером- химиком в центральной заводской лаборатории, Владислав Казимирович - конструктором в отделе главного технолога.

     Уже спустя год он был назначен заместителем главного технолога, еще через три – главным технологом, в 1958 – главным инженером, с июня 1965 – директором завода, сменив на этом посту Михаила Сергеевича Савина, который стал  директором Пятигорского машзавода. При непосредственном участии Костевича были созданы  отдел механизации и автоматизации  с  производственной базой, строительно-монтажное управление. На предприятии проведен большой объем работ по созданию  новых образцов мотоциклов, внедрению прогрессивных технологических процессов и совершенствованию организации производства. 3а этими казенными фразами  -  освоение  новых мотоциклов М-6З, М-63 П (патрульный), «Кросс-650», «Стрела» (для шоссейно-кольцевых гонок), отвечавшая уровню мировых образцов. Впервые в стране на предприятии был освоен  новый способ литья.  Проведенная работа по улучшению организации производства дала коллективу завода возможность одному из первых  в Главмотовелопроме  министерства  автомобильного и автотракторного  машиностроения перейти на  новую систему экономического планирования и материального стимулирования.  В бытность  директором завода В.К. Костевича объем производства увеличился  в полтора раза, в том числе  производство запасных частей  - на 88 процентов, причем две трети  получено за счет роста производительности труда.

      Активно  велась реконструкция предприятия. Созданный усилиями В.К. Костевича строительно-монтажный  участок за пятилетку увеличил освоение капитальных вложений более чем в четыре раза. А за высокие производственные показатели заводу неоднократно  присуждались  классные места по Главку.  Большое внимание директор уделял росту молодых специалистов, за что неоднократно отмечался  управлением машиностроения.  Практически с каждым встречался  при приеме на работу. Старался обеспечить их жильем. Кстати,  своя семья поначалу из общежития перебралась в деревянный старенький домик на две половины (даже без тамбура), что соседствовал с заводской площадкой, продуваемый всеми ветрами. И уже будучи главным технологом, Владислав Казимирович перевез семью в двухкомнатную  полублагоустроенную квартиру, директором - в трехкомнатную, по улице Молодой Гвардии, 2, что рядом с Дворцом культуры. Единственная «роскошь», которую позволил себе директор, уже зная о неизлечимой болезни (злокачественная опухоль), - настелить паркет. Супруге говорил, это тебе подарок. И добавлял, береги, гроб в квартире не ставь, чтоб не истоптали полы…

Зато оставил большой след на предприятии с его новыми просторными корпусами, в жилом поселке. При его непосредственном участии был построен Дворец культуры, куда по графику на субботник выходили коллективы цехов и отделов, таким же способом возведен спортпавильон.  ДК, спортивные сооружения, лыжная база, новые заводские корпуса, поселок завода стали большим общим памятником директору. 

       Благодаря найденному  и поддержанному Владиславом Казимировичем решению  -  «самостроя» всем  очередникам на получение жилья  предлагалось в нерабочее время участвовать в строительстве домов, в которых планировалось их заселение  (как в пятиэтажных домах, так и на Пушкаревой горе в индивидуальной  застройке). Это ускоряло получение заветного жилья. Ветераны – мотозаводцы  помнят и высадку роз, впервые привезенных по инициативе  В.К. Костевича из Киева. Они украшали центральную заводскую аллею, по которой ежедневно в две - три смены  шагали работники завода.

      О  бытовых условиях тружеников его забота была постоянной, совместной с заводским комитетом профсоюза. Прием посетителей Владислав Казимирович вел, как правило,  с профсоюзным главой. С одним, кстати, и рекомендованным директором на эту должность из начальников цехов, на первом же после избрания приеме  вышел казус. Большинство  обращений касались обеспечения жильем и  приобретения мотоциклов (тогда их реализация  была лимитированной, вплоть до согласования с министерством). Так вот, новоиспеченный председатель,  вероятно, из желания облегчить директорскую ношу, не дожидаясь ответа Владислава Казимировича, внушал посетителям мысль о том, что в настоящее время нет возможности решать острые социальные вопросы. После окончания приема Костевич оставил председателя на «душевную беседу», «врезал» ему по первое число. Почему он, «защитник трудящихся», занимает оборотную сторону и вместо требований к администрации об удовлетворении нужд обратившихся, пытается ее защищать, и потребовал  не повторять подобных реверансов! Каждое рабочее утро директор начинал с обхода цехов и отделов. И ни одно обращение не оставлял без внимания, даже не произведя никаких записей. А в последующем объявлял о принятом решении. К началу производственных совещании  (сводок) он знал всю обстановку и, если с чьей-то стороны случалось вранье, немедленно пресекал. Очень болел за марку предприятия, за качество продукции. Спрос был  компетентным и  жестким. Начальника техчасти одного из цехов на три месяца разжаловал в технологи – для того, чтобы на рабочем месте разобрался в частых  нарушениях технологии.  Ситуация выправилась полтора месяца спустя, и допустивший пробелы руководитель  сразу был возвращен на прежнее  место, в последствии пошел в гору по служебной лестнице, как умеющий делом ответить на замечания.  Костевич был немногословен, берег свое и чужое время, и с других требовал  -  говорить осмысленно, кратко и по существу. Лучше  - если о завтрашнем, а не о вчерашнем дне. Никогда не вмешивался в работу подчиненных, пока не видел какой-то итог, а уже после делал  выводы. Когда начальники цехов задавали вопрос:  «Почему не видят на сводке одного из своих коллег?» -, директор отвечал: «Работайте так же четко, как он, и тоже не потребуетесь, чтобы «намыливать вам шею».

       Наряду со спросом, Костевич был заботлив о кадрах, в том числе руководящих.   Понимая нагрузку, в том числе психологическую, главных специалистов, начальников  цехов и отделов, организовывал  «семейными командами» воскресные  выезды на природу – в лес, на реку.

        При поддержке директора била ключом спортивная жизнь, развивалась художественная самодеятельность. По настоянию Костевича, не оставалось в стороне и заводоуправление. Свободных помещений не было, поэтому репетиции проводились в кабинете директора –пока он уходил на обеденный перерыв. Если возвращался ранее предусмотренного времени, никогда не прерывал занятий…

      «3аглядывая в завтра», на предприятии обзавелись  своим социологом, измерявшим пульс коллектива. Этими же перспективными намерениями жила возглавляемая директором заводская комиссия содействия семье и школе. 3а каждым классом  общеобразовательных  и вечерней подшефных школ были закреплены  цехи и отделы. На регулярных  заседаниях  начальники  цехов и  отделов отчитывались  о взаимодействии. При непосредственном участии заводчан  были построенные пришкольные теплицы,  хозяйственные помещения.

       Этим дело не ограничивалось. Во время вечерних дежурств заводские дружинники  посещали на дому неблагополучные  семьи. В летние каникулы старшеклассники осваивали в цехах рабочие профессии, занимались благоустройством территории предприятия. Осенью школьники  помогали управляться с отведенными заводчанам картофельными гектарами  на  колхозных полях.  Когда в стране развивалось движение ученических  производственных бригад, первыми такие появились в «мотозаводских» школах. Они обустраивали  дворы и стадионы, украшали  деревьями и цветами улицы. Перед началом учебного года проводился слет, на котором подводились итоги. Самым трудолюбивым  вручали подарки.

     Не забывал завод  и о родном 75-м профессионально-техническом училище: охотно брал учащихся на практику, помогал материалами для учебных мастерских. Так администрация ковала кадры на рабочие места. А инженерно-технические через родной же мотоциклетный техникум.  Предоставлялись возможности и для очной, заочной учебы в институте.  При всех тяготах с жильем администрация находила возможность поддержать молодых специалистов - хотя бы отдельной комнатой в благоустроенном общежитии. О себе Костевич думал в последнюю  очередь.  Его уверенность, решительность, культура, высокая требовательность к себе и исполнителям всех рангов, уважительное отношение и прямое личное общение с рабочими, инженерно-техническими работниками импонировали людям.  Даже когда коварная болезнь все чаще приковывала к постели, Владислав Казимирович старался не подавать вида, не обременять окружающих своим недугом. А тот безжалостно давил. 3ная о медицинском приговоре директор собрал начальников цехов и отделов в только что отстроенном спортпавильоне. Говорил о новоселье и одновременно давал наказ: беречь завод, всех тружеников, родной поселок. 3а то и провозгласил тост. А несколько дней спустя, 19 сентября 1971 года,  его не стало... В последний путь директора провожал весь город. В то время гудки были отменены, но в этот день завод прощался со своим кумиром длинным-предлинным гудком… Идущих вслед за ним руководителей заводчане всегда вольно или невольно  сравнивали с В.К. Костевичем, который оставил нам всем завет: «Берегите друг друга!».

   С теплотой и любовью вспоминают «народного директора» заводчане. Рассказывает Любовь Николаевна Сосновских, член совета ветеранов ИМЗ с 2006 года:

  - Трудовую деятельность начала токарем на участке кардана в механосборочном цехе. Многие годы работала в отделе сбыта. Среди множества наград и поощрений – звание «Мастер – золотые руки». В далеком 1968 году нас, выпускниц  ГПТУ-75,  устроили на мотозавод в разные цеха и на разные участки. И как нередко бывает, мастера ставили молодых девчонок на разные станки,  где не хватало рабочих рук. Причем, особо не разговаривали, а отдавали приказ в грубой форме. Жили мы в общежитии. Однажды  возвращались на автобусе с вечернего сеанса в кинотеатре «Победа». Едем и  возмущаемся, что не ожидали такого  отношения. Если нет интересной работы и «своего» станка, то надо, наверное, увольняться.

       Нашим разговором заинтересовался стоящий рядом взрослый мужчина. Поинтересовался: в каком цехе работаем, на каком участке,  кто мастер... На этом и разошлись. Утром на совещание к директору вызвали нашего мастера, а потом в заводоуправление пригласили девчонок, что у него работали. Начался переполох, но пошли. Вошли в кабинет, а там встречает вчерашний попутчик. Улыбается и говорит: «Предлагаю вам самим сделать выбор». Мои подруги перешли в прессовый цех:  Нина Ильиных - сварщиком, а Нина Моденова - крановщицей.

     Вот что рассказал   Г.В. Шипицын,  окончивший мотоциклетный техникум в 1947 году: - С первого дня на ИМЗ работал в техчасти инструментального цеха инженером–технологом, многие годы ее возглавлял. В отделе главного технолога В. К. Костевич имел кабинет, где технологи-инструментальщики встречались с ним и решали вопросы по конструкции сложных приспособлений и  оснастки.

Геннадий Васильевич вспоминает:  «Костевич - прирожденный технарь. Отлично разбирался в чертежах, при обсуждении мог читать их, не поворачивая к себе, оставляя привилегию видеть изображение в «нормальном»  положении собеседнику.

Инструментальному цеху для строящегося ДК поручили изготовить защитные плиты на тепловые радиаторы. При их установке к нам подошел Владислав Казимирович: «Ну, что, Шипицын, поработал плотником - столяром?!  Неплохая работа». При строительстве спортпавильона цех снова делал ограждения.

Как к директору, мы к В, К. Костевичу  обращались редко, но он инструментальному производству уделял много  внимания ещё с того времени, как был главным технологом, главным инженером. В 1964 году на Московской выставке я заинтересовался  электроимпульсным станком японского производства. Владислав Казимирович дал добро на дорогую покупку.  Через год приобрели второй. Обработка на них давала 6-7 класс чистоты и микронную точность. Внедрял их  Вячеслав Николаевич Юдин»

    Выпускнику  металлургического факультета Уральского политехнического института  1961 года Анатолию  Федоровичу Конышеву запомнилось следующее:

- Очень большое внимание Владислав Казимирович  уделял росту специалистов. Приведу факты.  Он ввел в практику должность «ночного директора», когда начальники цехов по очереди дежурили на заводе, отвечали за все. Это воспитывало нас. Именно при нем появились заводские стипендиаты. На учебу в высшие учебные заведения отправляли не только будущих инженеров, но и спортсменов, с расчетом на их будущую тренерскую работу,  самодеятельных  артистов, будущих журналистов.  А когда выпускники  возвращались, то они переходили под опеку совета молодых специалистов.

Наш завод пережил  несколько иммиграционных оттоков высококвалифицированных специалистов из-за ввода в эксплуатацию  Мелитопольского моторного завода, Волжского  автозавода в Тольятти, KAМА3a. Однажды решил  уехать и я. В то время директором был ещё М. С. Савин.  Главный инженер Костевич, узнав о моем заявлении, пригласил к себе и сумел меня переубедить.  Так было не только в моем случае, он боролся за каждого.

Ничто  человеческое ему было не чуждо. Несколько штрихов к его портрету. Осень 1965 года. В доме пионеров и школьников первая в истории города игра КВН. Участвуют две команды - ИМЗ и учителей.  Победили мотозаводцы. В подарок мы получили один сапог, который я, как капитан команды, тут же передал главному инженеру. Владислав Казимирович отмахиваться от него не стал, принял сапог и намек, что требуется благоустройство заводского  поселка.

          Имя В.К. Костевича носит  Дворец  культуры и площадь перед ним. Костевич  первым из ирбитчан награжден орденом Октябрьской революции, среди других весомых наград – орден Трудового Красного Знамени.  Совет ветеранов предприятия намерен также  ходатайствовать об увековечивании памяти настоящего «Директора»  в названии одной из улиц поселка. За заслуги перед заводом и городом в 2008 году В.К. Костевичу было присвоено звание "Почетный гражданин города Ирбита".

        

Автор – составитель Г.И. Мосунова

 

 

 

Дмитрий Иванович Мальгин – «Доктор Победы»

 

«Светя другим, сгораю сам», — эти слова голландского медика Ван Тюльпа вполне можно отнести к жизни Дмитрия Ивановича Мальгина, выдающегося представителя профессии врача, основателя династии медиков, чьи человеческие, организаторские качества сделали его поистине легендой города Ирбита. Всю жизнь, до последнего дыхания, ум, талант отдал он своим землякам, ничего не требуя взамен.

Д.И. Мальгин родился в 1900 году в Ирбите в семье кузнеца, окончил трехклассное церковноприходское училище, с 10 лет начал работать мальчиком приказчика, а потом приказчиком в мануфактурном магазине. В 1917 году он самостоятельно подготовился к поступлению в школу 2-й ступени, которую, несмотря на трудное послереволюционное время,  закончил в 1922 году и поступил на медицинский факультет Пермского университета. Хирургии он учился  у        выдающегося уральского хирурга В.Н. Парина, благодаря которому хирургия стала для Дмитрия Ивановича любимым на всю жизнь делом.

С самого начала своей врачебной деятельности Д.И. Мальгин был связан с нашим округом: в 1927 году проходил практику в Туринской народной больнице, причем четыре месяца ею заведовал, в 1928 году заведовал Ирбитской заводской больницей (сейчас в поселке Красногвардейском), а 4 августа 1929 года приступил к работе в селе Байкалово.

Д.И. Мальгин сразу же показал себя отличным специалистом, большим организатором, общественником и умелым хозяйственником. В год его переезда больница располагалась в единственном корпусе. Он сразу же начал новое строительство. Сам ездил и в Ирбит, и в Свердловск за строительными материалами. По его инициативе были построены первые в Байкалово  водонапорная башня и водопровод.  Появились клиническая лаборатория, рентгенкабинет, в отдаленных деревнях – фельдшерские пункты, в полевых бригадах – медицинские посты. Д.И. Мальгин одним из первых в стране организовал пункт переливания крови на селе, благодаря чему была спасена жизнь многих безнадежных больных.

Нужно помнить, насколько тяжелым было то время: свирепствовали эпидемии, медицинских кадров почти не было. Сотни километров во время уборочной преодолевал врач на простой крестьянской телеге, оказывая помощь, проводя просветительские беседы о гигиене, понятие о которой отсутствовало. Больница содержала и свое хозяйство.

Несмотря на чрезмерную загруженность  (согласно справке, «за 8 лет было проделано 2700 хирургических операций на самых различных органах, в том числе на желудке, печени, мозге»), Д.И. Мальгин находил время и для научной работы. В 1934 году была закончена работа над диссертацией о сельскохозяйственном травматизме, высоко оцененная травматологами Института травматологии и ортопедии, только времени защитить ее не нашлось. Д.И. Мальгин ездил не в отпуск, а на специализации, сам писал в различные медицинские журналы, сообщая о применяемых им новинках.

В 1936 году Байкаловская больница стала лучшей среди больниц Свердловской области. Д.И. Мальгин был бессменным депутатом местного Совета, много сделал для благоустройства села, всех поражала его доброта, чуткость и внимание к каждому больному. Недаром впоследствии главная улица Байкалово стала носить его имя, он стал и Почетным гражданином Байкалово.

В октябре 1937 года Дмитрия Ивановича перевели в Ирбитскую городскую больницу на должность главного врача. С этого времени и до последнего дня его жизнь была связана с родным городом. Он сразу же начал реконструкцию больницы: единственный лечебный корпус нуждался в срочной замене печного отопления, централизованном водоснабжении. Одновременно шла организация новых для Ирбита отраслей практической медицины, операции осваивались одновременно с ведущими клиниками страны. И все это без малейшей боязни трудностей.

В период финской войны Д.И. Мальгин по совместительству занимал должность начальника госпиталя. Он встречал эшелоны с ранеными, обмороженными, организовывал лечение, оперировал, а вечером преподавал в медицинском училище, готовил хирургов в госпитале в ожидании большой войны.

24 июля 1941 года в Ирбит прибыл первый эшелон с ранеными. Архивные документы донесли до нас информацию о пережитых страданиях воинов и напряженном труде медиков. Они буквально вырывали из лап смерти, спасали без ампутации тяжелых больных, работали, не считаясь со временем, не жалея сил и здоровья. Здесь был свой фронт. И свой командующий – начальник госпиталя № 1715 и одновременно ведущий хирург  всех трех ирбитских госпиталей, майор медицинской службы Д.И. Мальгин. Его авторитет как хирурга, организатора, человека гарантировал слаженную работу коллектива все годы войны.

Из 6512 операций, сделанных в госпитале, на счету Д.И. Мальгина 1850 – почти каждая третья. Причем самые сложные он всегда делал сам. Раненые всегда с благодарностью произносили имя Мальгина. Даже осмотр, который он проводил, воспринимали как исцеление. Многие годы после войны приходили письма с благодарностями за чуткое отношение, за внимание и заботу.

За большую и напряженную работу в госпиталях Д.И. Мальгин в 1943 году был награжден орденом Красной Звезды, в 1946 – медалями «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг». В 1947 году ему было присвоено звание Заслуженного врача РСФСР, в 1948 году вручен знак «Отличник здравоохранения». Головной эвакогоспиталь №1715 и его начальник Д.И. Мальгин были дважды награждены Почетной Грамотой Наркомздрава СССР.

В 1949 году госпиталь был расформирован, а так как там сложился замечательный коллектив хирургов, решено было на его базе открыть хирургическую больницу. И с этого времени и до конца своих дней Д.И. Мальгин отдавал все свои силы, вновь созданной больнице, улучшению медицинской помощи населению.

Удивительная забота Мальгина о больных поражает до сих пор. Больница хирургическая – а он считал такую специализацию ограниченной и стремился к лечебному комплексу. И быстро этого достиг. Уже 1 ноября 1950 года хирургическая больница была переименована в Областную больницу №3 (первые две были в Свердловске). Переименована не ради вывески. В ней появились терапевтическое, офтальмологическое, неврологическое, ЛОР отделения. Кроме того, были освоены совершенно новые для Ирбита отрасли медицины: ортопедия, урология, лучевая терапия. Продолжала развиваться и служба переливания крови. Больница принимала пациентов из 12 районов – жителей Слободы Туринской, Елани, Байкалово, Алапаевска и даже таких удаленных, как Режевской и Табаринский районы.

За первые 10 лет работы было сделано 11 700 хирургических операций, причем Дмитрий Иванович, несмотря на административную загруженность, никогда не отходил от практической работы. Сам на старом больничном «Москвиче» выезжал на консультации по почти отсутствующим дорогам. Оснащение больницы аппаратурой – не хуже, чем в самых крупных больницах области. Например, радиотерапевтический аппарат имелся, кроме Ирбита, только в Свердловске и Нижнем Тагиле.

Главный врач много времени уделял новостройкам. Каждый метр кирпичной кладки в пристрое стационара, здание поликлиники воздвигнуты его настойчивостью, терпением и неутомимостью. Летом 1951 года началось строительство поликлиники. Разрешения на это не было, а значит, и финансирования. Главный врач на свой страх и риск начал возведение стен за счет капитального ремонта. Коллектив своими силами заложил фундамент. Сам Дмитрий Иванович помогал и раствор замешивать, и подносить. Принимали участие даже члены семей сотрудников.  Средств хватило только на возведение стен и крыши. Грозили серьезные неприятности (а если еще вспомнить как раз разворачивавшееся «дело врачей») за нарушение финансовой дисциплины, но на помощь пришел весь коллектив. Многие сотрудники дали в долг свои деньги (наверное, это уникальный факт в истории медицины). В ноябре 1952 года в поликлинике  приняли первых пациентов.

Через 7 лет после открытия поликлиники ее помещения стало недостаточно, поток больных возрастал с каждым годом: все больше людей стремилось получить медицинскую помощь именно в Ирбите. В 1959 году началось расширение поликлиники, открылся ряд специализированных кабинетов. Дмитрий Иванович заботился не только о своей больнице. Например, достал метлахскую плитку для Центральной поликлиники через бывшего врача госпиталя, уехавшего на Украину. Он просто любил свой город, был его патриотом и хотел, чтобы город становился красивее, а людям было хорошо в нем жить.

Территория больницы превратилась в сплошной зеленый массив, хотя раньше это был пустырь, засыпанный щебенкой. Сам ездил за саженцами. Среди зелени белели скульптуры, которые Дмитрий Иванович  тоже заказывал сам. Работали два фонтана (в городе еще один был только в городском парке).

Как врач-хирург, Мальгин поражал широким диапазоном своих познаний. Как признавали его коллеги, он был великолепным специалистом по полостной хирургии, травматологии, ортопедии, свободно ориентировался в нейрохирургии, онкологии, других областях. Мог произвести операцию на легких и сердце. И все это в трудные пятидесятые годы. Казалось, для него не было  невозможного.

Но особо его интересовала ортопедия. Операции с применением аппаратов собственной конструкции он начал делать задолго до профессора Г.А. Илизарова. Известна такая сложнейшая ортопедическая операция, как сегментарная остеотомия бедра с фиксацией сегментов металлическим стержнем и удаление нижней конечности с половиной таза при саркоме бедра. Тогда в мировой медицинской литературе было описано только 100 подобных операций. Сто первая принадлежит Мальгину.

Д.И. Мальгин обрел всесоюзную известность, но по-прежнему каждый его час был связан с земляками. Он не мыслил для себя ни иной работы, ни иного положения, и очень сердился, когда его уговаривали переехать в Москву, Ленинград или Свердловск, предлагали создать образцовую клинику. «Здесь тоже люди, их тоже нужно лечить. На мое место искать врача? Нет, нет! А образцовую клинику нужно создать и здесь, в Ирбите, и в каждой деревне», — отвечал он на подобные предложения.

Когда стиль работы  одного человека передается целому коллективу, о таком говорят, что он создал свою школу. Это удается немногим. «Школа Мальгина», несомненно, существует. И уже не в первом поколении – его ученики передали традиции своим ученикам. Забота о постоянстве кадров, особенно врачебных, их обучение и воспитание, была основной у Дмитрия Ивановича. «Нужны местные, ирбитские кадры, — говорил он. – Здесь их родина, их дом, их легче удержать здесь. От постоянной текучести кадров страдает врачебная работа».

Он производил тщательный отбор, ездил в медицинские вузы, присматривался к выпускникам, внимательно следил за учебой тех, кто учился по его направлению. Все врачи постоянно чувствовали заботу о их профессиональном росте. В больнице учились все. Проводились конференции, куда приезжали специалисты и профессора, врачи специализировались в различных отраслях. Сам Дмитрий Иванович был автором десятков публикаций, делегатом Всесоюзного съезда хирургов, часто выступал на конференциях областного масштаба.

Большое значение он придавал дисциплине среди коллектива. Никто даже мысли не допускал, чтобы его поручение могло быть не выполнено. Мальгина не боялись, его уважали, ведь требовательным он был прежде всего к себе. К утреннему обходу готовились тщательно. Все должно было блестеть, сверкать, радовать глаз. Невероятная чистота и порядок в больнице вошли в легенду. Все это было в интересах больных.

Д.И. Мальгин был и крупным общественным деятелем. Он был бессменным депутатом городского Совета, дважды – областного Совета, где был председателем комиссии по здравоохранению, еще – членом Горкома КПСС. Все эти годы его волновали самые разные вопросы: благоустройство города, его санитарное состояние, строительство дорог, нужды врачебных кадров. Он доказывал, что здравоохранение должно касаться всех, что это важное всенародное дело. Как правило, в те времена лечебным учреждениям помогали, и немало.

Яркой особенностью Дмитрия Ивановича была поразительная скромность в личной жизни. Совесть не позволяла ему иметь даже малейших преимуществ, связанных с его служебным положением. С 1937 года, с момента приезда в Ирбит, он жил с семьей в коммунальной квартире, где занимал две комнаты, одна из них проходная. Дмитрию Ивановичу предлагали – и не раз – переехать в большую, благоустроенную квартиру, но он решительно отказывался, забывая, что ему уже шестьдесят, и что носить на второй этаж дрова и воду тяжело, всегда находились люди, которые, как он считал, больше нуждались в улучшении жилья. Больше всего на свете он боялся потревожить других из-за собственной персоны.

Д.И. Мальгин скончался 2 мая 1961 года от инфаркта миокарда. В тот день на конференции в горисполкоме он пытался доказать свою точку зрения, но не был услышан. Шел на операцию, потерял сознание. Придя в себя, прежде всего сказал: «Накормите больного. Операции не будет…»

В последний путь Дмитрия Ивановича провожали более пятидесяти тысяч жителей Ирбита, близлежащих районов, Свердловска, Казани, Томска, Тюмени, Ижевска… Несли более двухсот венков – дань уважения к личности врача и человека. Первый венок, закрывший могилу Дмитрия Ивановича, был «От возвращенных к жизни».

На рубеже ХХ и ХХI веков городская газета «Восход» провела опрос, кто, по мнению ирбитчан, внес самый заметный вклад в жизнь Ирбита. Наибольшим количеством голосов было названо имя Дмитрия Ивановича Мальгина. Он стал как бы «человеком века» для нашего города, на светлой личности которого нет ни малейшего пятнышка. Ему первому из медиков  (посмертно) было присвоено звание Почетного гражданина города. Есть улица им. Мальгина, на одном из домов которой имеется мемориальная доска.     В 2014 году открыта мемориальная доска и в поликлинике.

В 70-е годы в день рождения Дмитрия Ивановича на «Мальгинские чтения» съезжались врачи из многих городов Свердловской области и России, чтобы почтить его память, обменяться мнениями по актуальным вопросам медицины. Инициатором «Мальгинских чтений» был Л.Г. Шестовских, безмерно уважавший своего учителя. С докладами на всех конференциях выступали и местные врачи, что, конечно, способствовало их профессиональному росту. Но главное их значение – в незримом присутствии и участии во всех сегодняшних делах Д.И. Мальгина, в огромном нравственном влиянии на молодых врачей, продолжение лучших традиций отечественной медицины, что было тогда не пустым звуком.

Главное наследство Дмитрия Ивановича Мальгина, оставленное землякам, – это больница, в которую он вложил все, что мог, — десятилетия жизни, здоровье, талант, даже средства, прилагавшиеся к ордену Ленина, которым он был награжден в 1961 году. Это – лучший памятник ему.

23 июня 1966 года бюро Ирбитского горкома КПСС и исполком горсовета учредили зва­ние ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДАНИН г. ИРБИТА. В первых числах декабря на совместном за­седании бюро Ирбитского горкома КПСС и ис­полкома городского Совета были обсуждены первые кандидатуры, представленные советом краеведения при Ирбитском краеведческом му­зее, и принято    постановление    о присвоении звания    ПОЧЕТНЫЙ    ГРАЖДАНИН г. ИР­БИТА: за активную и плодотворную деятельность в развитии здравоохранения города и боль­шую общественную работу Мальгину Дмитрию Ивановичу (посмертно).                                    

 

Автор Е.Н. Эннс, внучка

 

 

 

Партизан из отряда Ковпака

 

На Украине, в Спадщанском лесу есть музей партизанкой спады. Среди экспонатов грузный немецкий танк. Он известен как танк Петрова. Но о человеке, имя которого связывают с этой машиной, до последнего времени ничего не знали. А он ирбитчанин.

…Группа шла на восток по карте и компасу. Шла не первую ночь. Широкой полосой на пути окруженцев легла река Сейм. На западном берегу ни кусточков, ни деревца, не из чего связать хотя бы маленький плот.

— Товарищ полковник, на том берегу в кусточках лодочник! — подсказал солдат.

Василий Фомич Петров присмотрелся и тоже заметил деда.

— Перевези, отец!

Утлая лодочка заскользила на зов.

Отдыхали в хуторе, недалеко от переправы, куда, как донесли полковнику разведчики, гитлеровцы не заходили, боясь партизан. Ночью Василия Фомича разбудил хозяин хаты.

— Вас хотят видеть.

— Командир партизанского отряда хочет встретиться с вами.

Встреча состоялась на лесной поляне. К Петрову шагнули трое. Коренастый  в коротком пальто и черной кубанке внимательно читал документы, потом показал свои. Ладони слились в пожатии.

— Петров,

— Ковпак.

Так Василий Фомич и его бойцы попали в 1941 году в отряд Сидора Артемьевича Ковпака, который насчитывал всего около ста человек. Пополнение оказалось очень кстати: большинство партизан никогда прежде не имели дела с оружием, Василия Фомича командир назначил начальником артиллерии.

— Чем же я стану руководить? — шутливо спросил тогда Петров.

— Ну, батенька, арсенала у меня  нет, самим все доставать нужно, — улыбнулся Сидор Артемьевич.

Первым трофеем и был как раз тот самый танк, о котором говорилось вначале. Каратели послали его против народных мстителей, что отряд разбежится при одном виде бронированной машины. Из этой затеи ничего не вышло: танк подорвался на партизанской мине и замер. Василий Фомин починил гусеницы, и когда гитлеровцы пытались уже основательно атаковать лагерь, бросил машину в бой. Перед тем же, как сменить место стоянки, партизаны разобрали танк и укрыл  его по частям.

В отряде Петров пробыл немногим более месяца. Москва приказала солдатам следовать к линии фронта. Рейд по тылу врага закончился успешно, бойцы влились в действующую армию. Мужество полковника Петрова в  годы войны Родина отметила орденом Ленина и двумя орденами красного Знамени.

Сняв погоны, Василий Фомич осел в Ирбите. Как-то подбирая литературу, он наткнулся в городской библиотеке на книгу С. Ковпака «Из дневника партизанских походов». Несколько строк в ней было посвящено и ему, Петрову, первому начальнику артиллерии. Он написал автору теплое письмо и вскоре получил из Киева ответ.

«Дорогой Василий Фомич! — писал Сидор Артемьевич. — С большой радостью прочитал твое письмо. Очень сожалею, что связь между нами установилась только теперь.

При написании своей первой книги из задуманного трехтомника об истории нашего подразделения долго разыскивал тебя. Хотелось не только получить твои воспоминания, но и поговорить о давно минувших днях военной страды. К сожалению, поиски не увенчались успехом, ты ушел «в глубокое подполье и не давал о себе знать.

После войны партизаны нашего соединения не раз собирались на местах минувших боев: в Путивле, Спадщанском лесу, Карпатах, на Припяти. Я всегда очень, жалел, что не было на этих встречах тебя и твоих орлов — наших верных соратников тех первых тяжелых дней.

Если будет у тебя время, набросай о своем пребывании у нас в отряде, об участии в боях, о товарищах, что пришли и ушли с тобой. Скоро книга «Из дневника партизанских походов», будет, очевидно, переиздаваться, и мне бы очень хотелось дополнить ее твоими воспоминаниями.

С партизанским приветом С. Ковпак».

Петров ездил на Украину, побывал в местах, с которыми связано столько дорогих воспоминаний, выступал перед школьниками, солдатами, колхозниками, рабочими. Были у него неожиданные и волнующие встречи, например, с Воскресенским, которого Василий Фомич помнит лейтенантом авиации — Мишей, подобранным после неравной воздушной схватки.

Василий Фомич вел обширную переписку с украинскими школьниками, музеями, бывшими партизанами, с учащимися из Тюменской области.

На письменном столе Василия Фомича хранилась под стеклом приметная фотография. В саду, у яблоньки, стоит крепкий старик. Седая борода клинышком. На голове — фетровая шляпа. На черном пиджаке две Золотые Звезды Героя, советские и иностранные ордена. Это Сидор Артемьевич Ковпак. На оборотной стороне надпись: «На память о встрече в Киеве».

Василий Фомич Петров посвятил всю свою жизнь службе в армии. После ухода в отставку он продолжал служить родине, людям, ведя большую общественную работу. Возглавлял внештатную партийную комиссию при городском комитете партии. Часто бывал на предприятиях, беседовал с людьми, выступал с лекциями. При городском военкомате руководил ко¬митетом содействия офицерам запаса. Вел огромную работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Его знали многие ирбитчане. Его авторитет был непререкаем.

26 октября 1967 года награжден званием «Почетный гражданин города Ирбита».

 

 

 

Во имя подрастающего поколения

 

Дума Муниципального образования город Ирбит 24 июля 2010 г. присвоила звание «Почетный гражданин города Ирбит» Манефе Алексеевне Печеркиной, 1918 г.р., ветерану народного образования, за многолетнюю общественную работу, направленную на благо населения города Ирбита, большой вклад в патриотическое воспитание подрастающего поколения.

Манефа Алексеевна – мать, бабушка, прабабушка, прапрабабушка большого семейства. Родилась в крестьянской семье в селе Ляпуново Байкаловского района. Училась в школе крестьянской молодежи (ШКМ). Из шестого класса по путевке комсомола поступила в педагогический техникум. В 1934 г. начала работать в школах города Серова. В августе 1938 г. переехала в село Ницинское Ирбитского района, чтобы взять к себе своих: маму, больную сестру, брата.

По семейным обстоятельствам Печеркиной М.А. пришлось работать в школах Туринска, Ирбитского района, Ирбита. И везде за честный и добросовестный труд получала благодарности директоров школ и заведующих отделами образования. С достоинством выполняла работу преподавателя русского языка и литературы, завуча, заведующей методкабинета, инспектора школ.

За годы работы в Туринске избиралась депутатом горсовета, была награждена медалью «За трудовую доблесть», окончила учительский институт. В выписке из зачетной ведомости по всем дисциплинам значиться «хорошо» и «отлично». Для учащихся Печеркина М.А. являлась примером честности и высокой человечности, давала детям основы знаний, формировала их характеры. Последним местом работы Манефы Алексеевны была Ирбитская средняя школа № 18. Там она трудилась завучем старших классов, классным руководителем в 4-м и 5-м классов.

В 1973 г. Печеркина М.А. ушла на заслуженный отдых, отдав школам Серова, Туринска, Ирбитского района и Ирбита 40 лет педагогического труда. Но, выйдя на пенсию, она погрузилась с головой в общественную работу: стала членом общественной приемной газеты «Восход»; в честь 30-летия Победы создала дворовую тимуровскую команду «Гайдаровец из ребят 3-х высотных домов»; в течение 18 лет возглавляла общественную инспекцию при ОПОП мотоциклетного завода.

 

 

До тринадцати не хватало несколько месяцев…

 

«До тринадцати не хватало несколько месяцев», — так ответил на вопрос, сколько лет ему было, когда он поступил на завод, Вячеслав Андрианович Подкорытов. Действительно, в 1944 году ему не было и тринадцати… Нет нужды еще раз говорить, почему в те годы двенадцатилетние вставали к станкам: общая беда делала их взрослыми.

Вячеслав Андрианович и сейчас небольшого роста, а каким был тогда, в детстве, представить нетрудно. И как он выглядел рядом с махиной револьверного станка — тоже. Чтобы дотянуться до ручек и кнопок, приходилось подставлять деревянные ящики. Так делали сотни и сотни заводских мальчишек и девчонок той поры. В шестнадцать лет Слава Подкорытов стал наладчиком, это, сами понимаете, признание и способностей, и умения отвечать не только за себя, но и за других.

Помнит Вячеслав Андрианович, как, собираясь на танцы, он прицепил на старенький пиджак свою медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Девчонки смеялись — не верили, что это его награда. Он и не очень-то обижался: что с них взять, с девчонок…

На заводе понимали цену доброму работнику, и поставили Вячеслава мастером. Правда, тогда ему уже было восемнадцать.

Потом – армия.  Вернувшись на завод после службы, Подкорытов пошел в вечернюю школу в шестой класс. Позднее — на вечернее отделение мотоциклетного техникума. Днем — работа, вечером — учеба, и так долгих семь лет. К природному уму и смекалке добавились теоретические знания, профессиональная грамотность.

Шли своей чередой и дела житейские. Через год после армии встретил свою суженую — Жилякову Машу. Современные ребята обычно знакомятся в кафе, на дискотеках, через социальные сети, а наш герой впервые увидел Машу в старом клубе на профсоюзной конференции — сидела она перед ним. Познакомились, подружились, и как оказалось, на всю жизнь.

В 1962 году назначили В.А. Подкорытова начальником заготовительного цеха, и двадцать три года он был в этой должности. Пожалуй, не смогу назвать еще кого-либо на заводе, кто бы смог устоять два с лишним десятилетия в начальниках цеха, да какого цеха — заготовительного! За это время годовой план коллектив не выполнил лишь один раз. Феномен? Несомненно. Так каким же нужно быть человеком, что делать, как вести себя, чтобы так долго и успешно руководить цехом и быть уважаемым в коллективе?

Пытаюсь выяснить у работников заготовительного, у ветеранов:

— Какой он, Подкорытов?

— Профессионал. На глазок определит вес завезенного в цех металла и по цвету искры — марку стали. И никогда не ошибется.

— Характер у него такой, что везде самому надо, в любой станок сам залезет, разберется.

— Он настоящий хозяин, за все в цехе отвечает сам, никогда ни на кого ответственность не свалит.

— На работу идет раным-рано и заходит во все цеха, куда мы поставляем заготовки, сам узнает, чего не хватает. С этого и начинает рабочий день.

— В цех он приходил первым, встречал рабочих. И всегда в костюме, как бы холодно ни было. С каждым поздоровается за руку, у каждого спросит о чем-то личном — все наши проблемы и заботы он знал отлично, и не только знал, но и помогал.

— Шутник! Какой был молодой, такой и остался — у него для каждого доброе слово есть.

— Обидно, что сейчас работаем плохо. При нем такой текучести кадров не было, с любым находил общий язык. Не злопамятен, в человеке видел человека. День рождения каждого работника знал, и поздравить не забывал.

Выслушав все это и еще множество подобных мнений, я поняла: главным в работе Вячеслава Андриановича всегда был, выражаясь современным языком, человеческий фактор. И не надо было ему ни лозунгов о перестройке, ни постановлений, ни указов, требующих обратить внимание на человека. Он просто всегда так и делал. И именно благодаря этому многое у Подкорытова получалось как надо.

Читатель может подумать: что-то уж все положительно и гладко, быть такого не может. Может. Если человеком сделано больше добра, то все остальное уходит на дальний план и через призму лет выглядит малой неприятностью. А что касается Подкорытова, то, конечно, бывало всякое. И ругал, понятно, подчиненных. И с начальством ссорился, спорил. Но — и это отмечают все — поступал всегда так, как нужно, как того требует дело.

Обычно перед выходом на отдых люди стремятся найти работу полегче, поспокойнее. Осуждать их за это стремление трудно: изработались, устали. Вячеслав Андрианович не решил искать легких путей — стал начальником планово-диспетчерского бюро четвертого цеха. Более беспокойной и, как ее называют сами диспетчеры, «собачьей» работы — поискать. И никак не представляет себе Вячеслав Андрианович работу от гудка до гудка. Как сам говорит, стыдно ему идти на завод в общем потоке — надо пораньше. А уж уходить с окончанием смены и вовсе стыдно — надо еще проверить, все ли сделано и так ли, как нужно.

После выхода на заслуженный отдых (он ушел на пенсию только после того, как отметил пятидесятилетие работы на заводе) «молодого» пенсионера сразу же избрали в состав Совета ветеранов мотоциклетного завода, с сентября 2001 года он — его председатель. На учете в Совете ветеранов 2000 человек, в том числе 80 участников Великой Отечественной войны и 650 тружеников тыла. Членов совета — 17, на каждого ложится большая нагрузка, особая — на председателя.

С развалом СССР, банкротством предприятий, фактическим дроблением на десятки предприятий единственного в стране завода по производству тяжелых мотоциклов работать стало трудно. Чтобы достойно провести хотя бы два праздника — День Победы и День пожилых людей, поздравить со значимыми юбилеями ветеранов, нужны немалые средства. Во многом благодаря большому авторитету, настойчивости, неутомимости Вячеслава Андриановича их удается найти. И случаются у обездоленных, нередко забываемых государством пенсионеров маленькие радости.

Совет ветеранов ИМЗ, ведомый В.А. Подкорытовым, организует обеспечение пенсионеров участками под посадку картофеля, помогает в обследовании квартир и оформлении документов на улучшение жилищных условий участникам Великой Отечественной войны, установке телефонов, участвует в мероприятиях по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества, ухаживает за могилой В.К. Костевича, проводит сбор книг для библиотек и средств для погорельцев. Добрых дел не счесть.

Вячеслав Андрианович вместе с супругой Марией Дмитриевной воспитали двух замечательных дочерей, у них четверо внуков и маленький правнук. Их участок в коллективном саду «Ветеран-2» называют образцовым.

При ликвидации деревни Подкорытовой их семье выделили квартиру на пятом этаже. Многие из руководителей того времени меняли квартиры как перчатки, но Вячеслав Андрианович никогда по этому поводу не обратился к руководству завода.

Родина высоко оценила труд В.А. Подкорытова. Он награжден орденами «Трудовое Красное Знамя» и «Знак Почета», медалями, почетными грамотами и премиями.

   Как-то, во время селекторного совещания, директор завода назвал Вячеслава Андриановича аксакалом. Что ж, у азиатских народов — это старейшина, глава рода, почтенный человек. У нас в языке нет такого всеобъемлющего по смыслу слова. И мне хочется вслед за Н.И. Воложаниным тоже назвать В.А. Подкорытова аксакалом — и этим выразить уважение всего нашего коллектива к человеку, которым вправе гордиться не только завод, но и город. Поэтому в 2012 году ему было присвоено высокое  звание «Почетный гражданин города Ирбита».             

 

Автор Г. И. Мосунова

 

 

 

Городу в наследство оставил картины

 

Анатолий Андрианович Стихин родился 11 февраля 1925 года в городе Ирбите Свердловской области. Закончил семь классов 4-ой школы и два курса фельдшерской школы, когда был призван в Красную Армию. Это случилось 4 марта 1943 года,    окончил    курсы    первого Рязанского полка и 25 июня 1943 года получил удостоверение  военного шофера.   На фронт попал,   когда разворачивались события на Курской дуге.   Анатолий   служил   в   36-м  транспортном полку Брянского фронта, которым командовал генерал­-полковник   М. М. Попов.   В   этом страшном сражении, Анатолий Андрианович подвозил  бойцов и  снаряды и иногда сам оказывал   первую    медицинскую помощь. В одной из танковых атак, в которой Анатолий участвовал в роли рядового бойца, он был тяжело ранен, попал в госпиталь, лечился, затем Прибалтийский    фронт.    Очень сильно простудившись, он был, демобилизован из армии. Только теперь он смог заниматься самообразованием — изучать основы рисования и живописи. Работая постоянно в пожарной команде, Анатолий Андрианович имел возможность много читать о художниках и рисовать. На очную учебу он не поступил, так как не мог оставить семью. В ней он был старшим кормильцем, так как отец долго служил в армии  и после войны.

Усердные занятия, неустанная практика, постоянное познание основ рисования и живописи принесли обильные плоды уже в первые послевоенные годы. На живописных этюдах того времени – уголки родного города, его окрестностей, природа нашей зауральской стороны.

Именно пейзажные работы А. А. Стихина были включены в экспозицию первой городской выставки самодеятельного творчества, организованной в 1948 году.

Последующие годы также не прошли даром для начинающего художника. С отличием были закончены двухгодичные курсы рисования и живописи при Московском Доме народного творчества. В 1954 году Анатолий Андрианович начинает работать художником Ирбитского мотоциклетного завода. Работы здесь было много: красочных стендов и плакатов требовалось немало. Но А. А. Стихину хватило сил еще организовать кружок рисования.

В 1954 году в стареньком клубе мотозавода была развернута первая заводская выставка самодеятельных художников. На этой выставке Стихин выступил не только мастером пейзажа, но и портретистом. Портреты заводчан, как ‘пишет’ Анатолий Андрианович, «стали первыми портретами ирбитчан, изображёнными кистью художника за более чем трехсотлетнюю историю Ирбита». За первой выставкой последовали   вторая      третья.

Одновременно с живописью А. А. Стихин много занимается фотографией. Его фото­снимки часто публикуются в газетах «Коммунар» (так назывался «Восход») и «Знамя по­беды», а также в областной молодежной газете «На смену!».

Поэтому явно не случайно в 1959 году Стихина пригласили на работу в редакцию газеты и типографию, фото­корреспондентом и гравером на электронно — гравироваль­ном автомате.

Забегая вперед, отметим, что последняя профессия стала главной в трудовой биографии Анатолия Андриановича: в типографии он проработал тридцать лет.

Начав      свою     портретную галерею, с  портретов мотозаводчан, А. А. Стихин и в по­следующие   годы нередко обращался  к  этому  жанру,  ре­шая  в   живописи    графике и скульптуре   образы земляков — ирбитчан.    Кого только нет в   портретном    ря­ду художника Стихина!  Актеры, краеведы,    журналисты,  писатели,    учителя, врачи, просто  добрые жите­ли ирбитской  земли,  чем-то интересные    художнику.

За участие в Великой Отечественной войне А. А. Стихин награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», орденом Отечественной войны II степени.

В. В. Добрынин написал об Анатолии Андриановиче книгу «В поисках красоты и истины». 21 июня 2001 году, а художнику присвоено звание «Почетный гражданин города Ирбита». С женой Александрой Ивановной они вырастили троих детей, есть внуки и правнуки.

 

 

 

Летописец ирбитского спорта

 

Григорий Афанасьевич Удинцев — мастер спорта СССР, награжден званием «Почётный гражданин города Ирбита» 28 февраля 2006 года.

Григорий Афанасьевич прожил долгую, трудную жизнь, которая без ос­татка была отдана людям. В 17 лет он ушёл защищать Родину. Участвовал в боевых действиях при форсировании Днепра, воевал в Венгрии, Австрии, Чехословакии. Участвовал в трех военных парадах: в двух в Москве и в одном в Вене. За мужество и героизм на фронтах Великой Отечественной войны награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя медалями «За отвагу», медалями «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», юбилейными медалями и пятью благодарностями Верховного главнокомандующего И.В. Сталина. Всего прослужил семь с половиной лет в воздушно-десантных войсках. После окончания войны и демобилизации стал инструктором парашютного спорта.

Из 65-летнего трудового стажа 50 – проработал тренером-инструктором в коллективах физкультуры ДСО «Искра» (позднее переименованного в «Буревестник») Ирбитского стройуправления и мотозавода. Затем до 2001 года оставался на тренерской работе.

За это время коллективы, которыми руководил Удинцев, были многократными победителями соревнований, спартакиад среди коллективов физкультуры города, территориального совета ДСО «Труд».

Григорий Афанасьевич не только тренировал, воспитывал спортсменов, но  и сам активно участвовал во многих спортивных состязаниях. В 1950-е годы он был многократным призером и чемпионом города, областных советов ДСО «Искра», «Буревестник» и «Строитель» по лыжному и велосипедному спорту. В 1970-1980-е годы — многократный победитель чемпионата города и обкома профсоюза строителей по зимнему и летнему многоборью ГТО по старшей возрастной группе и по лыжам.

В составе сборных команд защищал спортивную честь города на областных соревнованиях по лыжам (в последний раз выступал в 76 лет!), по плаванию (любимому виду спорта), легкой атлетике, велоспорту; городошному спорту и многоборью. Г.А. Удинцев подготовил около двухсот спортсменов первого разряда по различным видам спорта. Был первым тренером мастеров спорта СССР Анны Юрьевой, Юрия Дубских, Владимира Солдатова; по велоспорту — Александра Чернова и Виктора Боярских. При непосредственном участии тренера Удинцева по городошному спорту подготовлены мастера спорта СССР Виктор Зырянов, Виктор Руднов, Виктор Деняков, Владимир Прытков и кандидаты в мастера спорта Павел Кайгородов, и Геннадий Завьялов. В 1970-е годы сборная команда города в этом составе дважды завоевала звание чемпиона Свердловской области. А Виктор Зырянов в составе сборной области неоднократно участвовал в первенстве СССР.

Выйдя на пенсию, Григорий Афанасьевич двенадцать лет проработал тренером на стадионе мотозавода. На общественных началах провел большую работу по благоустройству, реконструкции городского корта и строительству новой площадки; подготовил команды старших и младших юношей, которые во всероссийских соревнованиях в 1993 и 1994 годах по городкам в Москве и Воронеже стали серебряными призерами России.

В 1974 году был занесен в Книгу почета за большие заслуги в развитии физкультуры и спорта. Годом позже получил звание Мастера спорта СССР. За высокие показатели в спорте Григорий Афанасьевич награжден 242-мя почетными грамотами.

Не только спортивными достижениями и боевыми подвигами отмечен жизненный путь Григория Афанасьевича. Он был среди тех, кто вёл летопись нашего города, сохранял память о наших земляках. Григорий Афанасьевич написал книгу «Спортивная летопись Ирбита», в которой воскресил многие страницы нашего спортивного прошлого. На протяжении 45 лет был внештатным фотокорреспондентом газет «Коммунар», «Восход», «Знамя победы». Несколько лет он сотрудничал с газетой «Восход». Материалы Григория Афанасьевича отличались обстоятельностью и вниманием к, казалось бы, незначительным деталям.

Григорий Афанасьевич был спокойным и уравновешенным человеком, по-товарищески относившимся к молодым спортсменам. Охотно помогал людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Воспитал детей и внуков. Светлая память о патриоте, спортсмене, наставнике молодёжи, летописце нашего города навсегда сохранится в наших сердцах.

 

 

 

Конструктор мотоциклов

 

Ирбитчане знают, что в том грозном сорок первом начал расти мотоциклетный завод. С тех пор производство выросло в шестьдесят раз. А ирбитские мотоциклы можно встретить и в знойных пустынях Африки, и на студеной Чукотке. А прежде был многолетний труд коллектива конструкторов, который возглавлял, душой которого был Александр Минович Федоров.

Корни создания серии мотоциклов «Урал» уходят в тридцатые годы. Именно тогда студент-дипломник Московского автомеханического института Александр Федоров начал работать над конструкцией отечественного мотоцикла. До этого времени были попытки энтузиастов создать конструкцию мотоцикле, но дальше опытных образцов дело не шло.

Сказать новое слово в создании известных ныне и за рубежом машин суждено было именно А. М, Федорову. И он сказал его. После защиты диплома занялся усовершенствованием конструкции «НАТИ А-750», позднее «ПМЗ А-750». В то время в стране насчитывалось не более десяти ведущих конструкторов мотоциклостроения,  работу которых координировал А. М. Фёдоров.

Из автобиографии А. М. Федорова:

- Родился 25 декабря 1906 года. В 1923 году после окончания школы поступил в Омский индустриальный техникум. Окончил его и через год в 1928 году поступил в Томский технологический институт на механическое отделение. В период реорганизации вузов переведен в Московский автомеханический институт им. М.В. Ломоносова на вечернее отделение. Окончил его в 1932 году. С 1931-1940 гг. работал в Московском научном автомоторном институте начальником конструкторского бюро,  с 1940-1971гг. - руководитель группы экипажей мотоциклов Московского мотозавода. С 1941—1946 гг. - зам. главного конструктора, а с 1946-1969 гг. - главный конструктор Ирбитского мотозавода. В 1969 году вышел на пенсию, но продолжал работать на заводе в ОТИ до 1980 года. Сейчас на заслуженным отдыхе. Как коммунист, активно участвую  в общественной работе. 

В тревожном сороковом году выходит правительственное постановление о быстрейшем развертывании мотоциклетной промышленности. Мотоциклы нужны были Красной Армии. В ускоренном темпе разрабатывается конструкция «М-72», в создании которой принимает активное участие, А. М. Федоров. В мае 41-го Московский велосипедный завод, переименованный в мотоциклетный, начинает серийный выпуск мотоциклов марки «М-72».

Потом была военная осень 1941 года. Эвакуация завода не Урал, в Ирбит.

В репортажах с космодромов не называют имени главного конструктора космических кораблей, просто пишут: Главный конструктор, с большой буквы. Главным конструктором, в высоком смысле этого слова, можно назвать и А. М. Федорова, чья мысль питала конструкторское бюро мотозавода.

Он любит свое детище — мотоцикл. Но еще больше — людей. На заводе его знают как человека большой души, большого такта. Он воспитал целуют плеяду молодых конструкторов.

Перед тем, как начинал молодой специалист работать непосредственно в конструкторском отделе, А. М. Федоров предлагал ему поработать в заводских цехах, чтобы он своими руками потрогал все детали конструкции, лучше узнал предмет, над которым ему придётся в будущем работать. Каждый год Александр Минович обновлял свой коллектив молодыми кадрами. Не сразу и не все становились настоящими конструкторами, но творчеству каждого была оказана ощутимая поддержка. Был в отделе конструктор Смеркис, самоуверенный такой. Спроектировал конструкцию и к главному:

— Вот смотрите.

Внимательно изучил чертеж Федоров и спокойно сказал:

- Я предполагаю, что ты заблуждаешься.

- Нет, я все рассчитал, должно получиться, — стоял на своем молодой конструктор.

-  Хорошо, — согласился Александр Минович, - изготовим образец.

Когда образец был готов, автор проекта сам убедился, что был не прав.

В этом эпизоде весь А. М. Федоров, с его уважением к чужим мыслям, с умением аргументированно доказать, не оскорбляя человеческого достоинства, с его постоянной тягой  к поиску истины. Школа А. М. Федорова — это нынешний главный конструктор И. М. Кошелев, его заместители А. М, Исаев, А. В. Халтурин, начальник сектора спортивных машин В, С. Коновалов, руководитель  сектора экипажей мотоциклов В. С. Соломин и многие другие.

Наверное, несправедливо, что в отличие, например, от самолетов мотоциклам не присваивают имени их создателя, главного конструктора. Ведь и «М-72», и «М-72М», и М-52», и «М-61», и «М-62», и «М-63», и «М-66» — все эти марки мотоциклов — детище Александра Миновича Федорова. А может, так и должно быть, потому что Александр Минович не любит рекламы. От него не сразу узнаешь, что награжден он двумя орденами «Знак Почета», орденом Октябрьской Революции, другими правительственными наградами, двумя бронзовыми медалями ВДНХ и многими знаками. В 1974 году за большие заслуги перед гордом и мотозаводом Федорову А.М. было присвоено звание «Почетный гражданин город Ирбита»

...Есть такие человеческие судьбы, узнать о которых — значит приобщиться к неповторимому, прикоснуться к особому, значительному. Именно такая судьба у Александра Миновича Федорова.

 

Автор: В.  Баженова

 

 

 

Труженик тыла, Отличник профтехобразования, Ветеран труда….

 

Учитель, труженик тыла Василий Константинович Фоминцев родился в многодетной семье (шестеро детей) 16 августа 1931 года в деревне Малая Шмакова Стриганского сельского совета бывшего Зайковского, а сейчас Ирбитского. района. С десяти лет в годы войны (1941-1945) Василий работал на покосе, возил на лошади копны сена, на лесозаготовках. В 1945 году он окончил четыре класса Мостовской начальной школы. Затем 1948 году окончил семь классов в Стриганской школе на одни пятёрки. В 1951 году успешно окончил Ирбитское педагогическое училище. С 1952 по 1956 годы служил на Тихоокеанском флоте в воинском звании гвардии матрос. После службы в армии 11 мая 1956 года начал свою трудовую деятельность руководителем физвоспитания, затем помощником директора по культурно-воспитательной работе, преподавателем обществоведения. С 1 июля 1969 года Василий Константинович был назначен директором Ирбитского профессионально-технического училища № 40. С 1981 года он работает инструктором отдела кадров в Ирбитском строительном управлении, одновременно все десять лет коммунисты избирают его секретарём партийной организации. После выхода на пенсию продолжает работать директором спорткомплекса стройуправления. Василий Константинович награждён за многолетнюю работу значком «Отличник профтехобразования РСФСР», почётными грамотами Облуправления профтехобразования, Ирбитского горкома КПСС, медалями: Ленинской юбилейной и «Ветеран труда»…

В. К. Фоминцев неоднократно избирался депутатом Ирбитского городского Совета народных депутатов Свердловской области (1979-1984 годы). В 1991 году ему присвоено звание «Ветеран труда треста «Уралмедьстрой». 10 октября 1995 года на четвёртой отчётно-выборной конференции городского совета ветеранов Василия Константиновича избирают председателем общественной ветеранской организации города Ирбита. За многолетнюю работу в ветеранской организации он награждён Почётными грамотами: Президиума всероссийского Совета ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооружённых сил и правоохранительных органов, Правительства и Законодательного собрания Свердловской области. Ему поручено возглавлять Координационный совет ветеранов Восточного управленческого округа.

В 2010 году Василию Константиновичу Фоминцеву было присвоено звание  «Почётный гражданин города Ирбита».

Постановлением Президиума Совета Свердловской областной ветеранской организации от 30 июня 2010 года он занесён в книгу Почёта областной организации.

15 сентября 2010 года Постановлением президиума Совета Ирбитской городской ветеранской организации Василий Константинович Фоминцев занесён в книгу Почёта городской ветеранской организации.

 

 

 

 

Три линии жизни А.С. Хомутова

 

Об известном человеке писать всегда сложнее, чем о том, кого никто не знает. Не уверена, что сумею раскрыть его жизнь полностью, так как она поистине необыкновенна – это жизнь и творчество Анатолия Степановича Хомутова.

 Три четких, значительных направления можно выделить в жизни Анатолия Степановича: работа электросварщиком, художественная самодеятельность и мотоспорт. Три линии жизни одного человека.

Он пришел на завод в июне 1942-го учеником электросварщика в рамно-сварочный цех. Тогда ему еще не было и шестнадцати, но он уже успел поработать в артели «Уралец». Ростом меленький, в большом резиновом фартуке, который тащился по полу. Чтобы дотянуться до рамы, которую надо  «варить», подставлял два железных ящика.

Как-то дали ему премию зеленые брезентовые ботинки на деревянной подошве. Анатолий Степанович, пожалуй, один из немногих, кто вспоминает эти ботинки добрым словом: очень здорово было отбивать в них чечетку на полу или тех же железных ящиках. Скажем и мы  «спасибо» этим ботинкам, они помогли обнаружить талант  танцора и балетмейстера.

Анатолий Степанович – человек с юмором. И из той далекой военной поры вспоминает больше истории смешные (только бы не заплакать):  как-то начальник цеха В.Б. Раскин поощрил его двумя талонами на дополнительную  кашу. А талончики были розового цвета, такого же, как корочки профсоюзного билета. В итоге из корочек получилось шестнадцать талончиков. И в столовой все шестнадцать каш были съедены за один раз.

Или другой случай: работал ночью с монтажниками, варил девятиметровые каркасы для котельной. Рядом – картофельное поле. Пришли,  скажем  мягко, нехорошие люди украсть картошечки, а сварка поле освещает. Уговорили молодого сварщика не работать, а за это картошки дали. Утром за невыполненную работу от мастера досталось на орехи, зато сытый был.

Шутки шутками, а специалист из Анатолия Степановича получился классный. В 1951 году направляют его в Румынию – передавать опыт работы. Трудно сейчас сказать, каких высот он добился бы в своей горячей профессии, если бы не перетянули на свою сторону две другие страсти: мотоспорт и танцы.

За руль спортивного мотоцикла он впервые сел в 1946 году. Такой уж это человек:  если «варить»  металл – то на «отлично!», если заниматься  мотоспортом – то завоевывать  призы и медали, если ставить танцы – то шедевры.

1948 год – серебряные награды в первенстве СССР по мотокроссу, 1950 год – первое место в первенстве ДСО «Труд». В 1954-м – он чемпион СССР, Мастер спорта СССР и, как результат, зачисление в сборную страны на государственную  стипендию. Тогда и расстался со своим сварочным аппаратом. 1955 год – бронзовый призер СССР, участник международных соревнований.

Из спорта Анатолий Степанович ушел, как говорится, по возрасту. Но все это время рядом было другое увлечение – танцы.

Крестными Анатолия Степановича, как балетмейстера, стали Александра Филипповна Перетягина, Ксения Казимировна Шейнина, Мира Ионовна Ройзман, а я еще бы добавила и те брезентовые ботинки на деревянной подошве, в которых здорово было отбивать чечетку. Именно отбивающим чечетку увидели Хомутова эти женщины, заправляющие в те годы культурой на заводе, предложили, уговорили возглавить танцевальный коллектив.

Как уж там было поначалу, наверное, не просто, ведь ни опыта, ни знаний в этой области не было, все самоучкой, больше по наитию. И так целых одиннадцать лет руководитель танцевального коллектива на общественных началах. Когда занимался спортом, много ездил по стране. И в каком бы городе ни был, в Кишиневе ли, в Минске ли, днем - на тренировке, вечером – бежал в филармонию, в Дом культуры, в общем, туда, где танцуют. И учился, учился, учился… 

Профессиональным  работником  культуры  стал он в 1960 году. Если отбросить изнурительные репетиции, пот и мозоли, никакие условия занятий (в первые годы), разные организационные неурядицы, то может показаться, что жизнь его усыпана розами без шипов.

Поездки по области и стране и даже за границу с концертами, выступления по телевидению были возможны только после напряженнейшего труда.

Что значит танцевальный коллектив  дворца, единственный, добившийся высоко звания народного, для нашего города, говорить не надо, просто невозможно сегодня представить, если бы его не было. Так и тянет посчитать, сколько же человек за все годы занималось в коллективе. Увы, это почти невозможно.

Скажу другое. Танцевальный коллектив стал школой, вывел в «люди» не один десяток профессионалов – балетмейстеров. Назову только некоторых. Савин Виктор Захарович – заведующий кафедрой хореографии Минского института культуры, Савин Владимир Захарович – главный балетмейстер Московского Государственного цирка, Самков Александр Сергеевич – балетмейстер сборной команды художественной гимнастики Таджикистана, Ушакова Елена Алексеевна – балетмейстер Ирбитского автоагрегатного завода, Богданова Татьяна Алексеевна – балетмейстер в г. Губкине, рано ушедшая из жизни наша землячка Пушкарева Любовь Давыдовна. Все они и многие другие когда-то плясали в коллективе Анатолия Степановича.

Сейчас в ансамбле занимается пятое поколение. Сложились и выросли целые семейные династии: Фроловых – десять человек, Савиных – шесть, Шадриных – четырнадцать, а еще Вялковы, Боровиковы, Руф,  Шептухины,  Матушкины и т.д.

С большой благодарностью и уважением рассказывает Анатолий Степанович  о людях, без которых ансамбля не было бы. Это музыкальны руководители Михаил Трофимович Рыжков (стаж в ансамбле 25 лет), Владимир Алексеевич Мамонтов (36). Владимира Алексеевича Хомутов помнит еще мальчиком, когда ему и баян держать было трудно. Он рос вместе с коллективом и сегодня является настоящим профессионалом, специалистом высочайшего класса.

Коллектив пополнялся новыми талантами, рос в профессиональном плане. В конце шестидесятых была поставлена большая хореографическая картина «За власть Советов», в ней вместе с хором было занято 140 человек. С таким же количеством участников было подготовлено второе большое полотно «Дружба народов СССР».

В нашем районе нет ни одной, даже самой маленькой деревеньки, где бы не выступали  самодеятельные артисты, да и по Свердловской области поколесили немало. С профессиональным ростом коллектива менялась и география маршрутов. Ребята стали участниками Международного фольклорного фестиваля в Болгарии, на котором была представлена 91 страна. Наш коллектив стал лауреатом и награжден золотой медалью «Отличник художественной самодеятельности». Именно в те годы коллектив стал лауреатом: Всесоюзных фестивалей народного творчества – трижды, Урало-Сибирской зоны в Красноярске, премии обкома комсомола, смотров центрального и областного телевидения, награжден Дипломом Государственного Академического ордена «Дружбы народов» ансамбля народного танца Союза ССР Игоря Моисеева.

В 1979 году побывали в Алжире, дали множество концертов и всегда с огромным успехом. В 1984-м побывали в Германии. Выступали в основном в советских воинских частях. Чтобы судить об успехе, надо было видеть лица солдат и слышать настоящие овации.

Звание «Народного» коллективу присвоено в 1972 году. Оно дается не навечно, его надо подтверждать своим трудом, новыми постановками. И коллектив его подтверждал уже семь раз. Нет сомнения, что так  будет и дальше.

Результат работы ансамбля не только в грамотах и дипломах. К ним всегда приходили ребята самые разные. Скольким из них занятия танцами помогли остаться на правильной дороге в жизни? Никто не считал…

Первую  грамоту  за постановку матросского танца Анатолий Степанович получил в 1950 году. Дальше были дипломы лауреатов областных смотров художественной самодеятельности, фестиваля Центрального телевидения «Моя родная сторона», трижды -  Всесоюзного фестиваля народного творчества. Есть в архиве Анатолия Степановича знаки «Ударник Х пятилетки», «Ветеран автомобильной промышленности», Ленинская юбилейная медаль и т.д. Ему присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».

Нам повезло, что у нас были и есть такие люди, как Анатолий Степанович Хомутов – руководитель от Бога, балетмейстер  от сердца, от земли родной, почетный гражданин города Ирбита.

 

Автор Г.И. Мосунова

 

Сегодня 1 просмотр этой страницы
Наверх страницы